Интервью с Руководителем Департамента финансовых рынков и банков Финансового Университета при Правительстве РФ О. И. Лаврушиным

Интервью с Руководителем Департамента финансовых рынков и банков Финансового Университета при Правительстве РФ О. И. Лаврушиным

Руководитель Департамента финансовых рынков и банков Финансового Университета при Правительстве РФ О. И. Лаврушин: «Если в банк приходит выпускник Финансового университета, то для банкиров это визитная карточка высокого качества подготовки».

_

Ссылка на YouTube https://youtu.be/skafypiFK1w

О ситуации в банковском секторе России и в сфере банковского образования главный редактор журнала «Банковское дело» В. Ф. Нестеренко побеседовал с руководителем Департамента финансовых рынков и банков Финансового Университета при Правительстве РФ, доктором экономических наук, профессором О. И. Лаврушиним.

В. Н.: Олег Иванович, после распада Советского Союза система высшего образования претерпела очень большие изменения. Реформы начались практически сразу. Возникло много частных вузов, где за деньги можно было получить образование. Россия присоединилась к Болонскому процессу, появились бакалавры, магистры, вместо пяти лет высшее образование можно получить за 4 года (на Западе сейчас вообще за 3 года). Когда я заканчивал МГУ, у меня было такое острое чувство, что мне не хватило года обучения. Еще бы год позаниматься какими-то практическими вещами, чтобы все знания, которые я получил, можно было применять быстро и осознанно. Мне на практике пришлось наверстывать дефицит конкретных знаний. А сейчас предлагают высшее образование за 4 года. Что это? Либо нас тогда учили не очень хорошо, либо сейчас технологии несколько иные, и люди могут действительно получить за 4 года вполне качественное хорошее образование?

О. Л.: Большое спасибо за приглашение поучаствовать в обсуждении очень важных вопросов не только для высшей школы, но и для банковской системы страны. Я с удовольствием отвечу на ваши вопросы, но прежде всего я хотел бы сердечно поприветствовать бывших выпускников. Мне бы очень хотелось, чтобы они сохраняли теплые воспоминания об учебе в Финансовом университете. Что касается поставленного вами вопроса, то он действительно очень важный. Последние десятилетия стали для высшей школы России серьезным этапом развития. Все претерпело изменения: общественная жизнь, экономика, банковская система, банковское дело. Палитра банковских продуктов и услуг стала в значительной степени другой, в этих условиях менялась и подготовка кадров для банковской системы. Вы правильно заметили, что мы перешли от пятилетнего образования к четырехлетнему. Тенденция сокращения сроков обучения характерна не только для нашей страны. Практика за рубежом показывает, что с пятилетнего на четырехлетнее обучение перешли практически все европейские вузы и более того, некоторые вузы готовят специалистов даже за 3 года. Хорошо это или плохо? Главное – действительно ли это способствовало повышению качества образования? У меня сложилось впечатление, что эти перемены были связаны не с заботой о качестве образования. К сожалению, так сложилось на практике в последние годы, что финансирование высшего образования снизилось не только в нашей стране, но и в Европе. Высшие учебные заведения были вынуждены как-то реагировать на это. И они придумали: сократить время обучения с 5 до 4 лет, а в ряде случаев – до 3. На мой взгляд, это не способствовало повышению качества подготовки кадров. Например, когда сравниваешь, допустим, выпускную работу магистранта с аналогичной работой бакалавра (они учатся на два года меньше), то отчетливо видишь, что эти работы совершенно разные по уровню качества. И это только один пример. Полагаю, что сокращение периода обучения не пошло на пользу качеству подготовки кадров для банков.

В. Н.: Олег Иванович, когда принимались решения о реформах в российской высшей школе по западному образцу, то говорили: «Вот смотрите, как они хорошо живут. Давайте сделаем образование как у них, и у нас тоже появятся технологии, появятся грамотные специалисты и будем жить богато». Тем не менее, когда стали переходить на Болонскую систему образования, выяснились ее недостатки. Качество образования падает. Но хочу поиграть в конспирологию. Ведь вы наверняка встречались с таким мнением, что сознательно стали делать высшее образование таким, чтобы человек не развивался творчески. Зачем ему творчески мыслить? Он должен иметь ряд алгоритмов, которые должен усвоить. Собственно говоря, стараются сделать квалифицированный придаток к какой-то системе, например, финансовой. И по большому счету где-то так и получается: к этому ведет, например, наш ЕГЭ, когда выпускник школы, не особо раздумывая, пишет «да» или «нет». Такие же тенденции можно наблюдать и в высшем образовании. Насколько серьезными могут быть опасения, что студенты перестанут мыслить творчески?

О. Л.: Спасибо за вопрос. Я не думаю, что Болонское соглашение заведомо направлено на снижение творческого потенциала выпускников высших учебных заведений. Конечно, многое здесь, как уже отмечалось, зависит от сроков обучения, но это не всегда определяющий фактор. Человека творческого можно воспитать как за четырехлетний, так и пятилетний срок обучения. Многое зависит от качества образования. Одно дело, когда в период обучения студент изучает только технику банковского дела, тогда это действительно подготовка «технарей», ограниченных в своих взглядах на практику банковской деятельности. Но, если в период учебы развивается проблемное обучение, когда на лекциях, семинарах, в студенческих научных исследовательских группах (кружках) рассматриваются дискуссионные вопросы развития банковской деятельности, когда формируется в том числе критическое отношение к практике работы некоторых банков, то результат не заставит себя долго ждать. Придя на работу в банк, молодой специалист представляется более активным, инициативным; такой специалист, творчески настроенный на свою работу, становится более полезным для работодателей.

В. Н.: Получается, что в экономических вузах следует больше уделить внимание общим вопросам, а не развивать специализацию. А как же быть с тезисом о том, что высшее образование должно быть практико ориентированным?

О.Л.: Полагаю, что все дело здесь в пропорциях между общей и специальной подготовкой, во взаимодействии между различными учебными курсами и профилизацией общих дисциплин.
Нельзя не отметить, что в сфере образования во всем мире всегда были сторонники 2 тенденций. Одни утверждают, что практика нуждается в специалистах широкого профиля, банкам нужны творческие люди, знающие не только банковское дело, но и умеющих ориентироваться в более широком круге вопросов. Другие считают, что необходимо готовить специалиста, который, закончив вуз, быстро адаптировался на практике, мог бы эффективно работать, выполнять определенный круг операций. В области образования всегда была проблема универсализации и специализации.
Университеты, где сейчас сосредоточена подготовка кадров, в том числе для банков, с одной стороны, исповедовали и продвигали идею универсальной подготовки специалистов широкого профиля. И это правильно, потому что, если человек знает только часть экономической жизни, он не знает всего, что окружает банки. Такой экономист может оказаться ущербным. Поэтому вузы стремились к тому, чтобы наряду со специальными знаниями дать будущему работнику банка знания по более широкому кругу проблем. В учебных планах современных экономических вузов по-прежнему поэтому отдается предпочтение универсальным знаниям, которые позволяют сформировать специалиста широкого профиля, ориентирующегося во многих важных вопросах. С учетом этого в учебных планах вузов для подготовки экономистов банковского дела стало уделяться больше внимания вопросам права, информационным технологиям, математике, менеджменту и др.

В. Н.: И все же, не означает ли это, что здесь мы наблюдаем отход от специализации?

О.Л.: К сожалению, в рамках интервью мы ограничены во времени, но я просто приведу такой пример. В Англии я беседовал с одним из руководителей кадрового департамента банка по поводу того, какие предпочтения они отдают молодым кандидатам на вакансии. Этот кадровик так ответил на мой вопрос. Он рассказал случай, когда к нему нанимались на работу и приходили на собеседование два молодых выпускника. Один закончил исторический факультет, а другой по направлению «экономика», где преподается, в том числе, и банковское дело. Так вот кадровик меня и спрашивает: «Г-н Лаврушин, кого бы Вы приняли на работу?». Я говорю, что я бы принял человека, который знает именно банковское дело. А кадровик отвечает: «А я предпочтение отдаю историку. Я взял его на работу, он, конечно, ничего не знает в области банковского дела, но он специалист по истории». «Историк, – продолжает он, - это специалист, более предрасположенный к работе на рынках, у него кругозор шире, чем у специалиста в области банковского дела. И поэтому для меня важен именно такой человек». Конечно, такое решение является спорным. Вероятно, это был особый случай, когда банку требовался специалист с определенными знаниями для конкретной должности, считать такое решение всеобщим было бы ошибкой, ведь речь идет о выполнении экономистом банка ряда специальных денежных операций, вопросы истории здесь не являются первоочередными.

В. Н.: А что на практике говорят сами банкиры?

О. Л.: К сожалению, банкиры, будучи озабоченными своими проблемами, уделяют вузам очень мало внимания и не всегда следят за теми процессами, которые происходят в высших учебных заведениях. Контакты между вузами и банками должны быть на более глубоком уровне. При этом мы придерживаемся мнения о том, что современным банкам нужны как специалисты с широким кругозором, так и обладающие глубокими профессиональными знаниями. Финансовый университет при Правительстве РФ – это университет, исповедующий как идеи широкой подготовки специалистов, так и обеспечивающий профилизацию такой подготовки. Полагаем, что в такой концепции мы находим необходимый баланс, где специализация реализуется в рамках универсализации. Не случайно поэтому пути идут и банки, где специализация ряда денежно-кредитных институтов реализуется в рамках универсального банковского дела.

В. Н.: Довольны ли банки качеством образования специалистов, которые приходят к ним на работу?

О. Л.: Мы поддерживаем тесные контакты с работодателями, проводим с ними необходимые обсуждения, в процессе которых обмениваемся мнениями по поводу того, как нам дальше лучше спрофилировать работу, какие новые моменты нужно усиливать в преподавании. Беседуя с кадровиками, мы почувствовали, что они имеют неоднозначное представление о том, какие выпускники приходят в банки. Известно, банковское дело стали преподавать многие вузы, которые никогда раньше его не преподавали. Раньше в Москве 3 – 4 вуза готовили специалистов по банковскому делу: Финансовый университет (раньше назывался Финансовой академией), ВЗФЭИ, РЭУ им. Г.В. Плеханова. Сейчас в Москве более десятка высших учебных заведений готовят банкиров, в том числе технические вузы, где никогда не было соответствующих кафедр. Если в банк приходит выпускник Финансового университета, то, по мнению банкиров, это визитная карточка высокого качества подготовки.

В. Н.: Меняется ли банковское дело, и какое это находит отражение в учебном процессе вузов? Как это влияет на учебный процесс?

О. Л.: Разумеется, банковское дело не стоит на месте, оно существенно меняется. За 20 лет банки ушли далеко в своем развитии, появились новые направления банковской деятельности, и эти направления стали предметом обучения. В свое время мы, например, не преподавали управление рисками коммерческой деятельности банков, маркетинг. В банковской сфере появилось много новых явлений, новых финансовых и информационных технологий. По существу, банковское дело в значительной степени стало другим. Вслед за развитием банковского дела меняется и образование. Современные учебники совершенно не похожи на те, которые были в прошлом. Появились новые учебные пособия, которые раскрывают многие банковские операции.
Как это влияет на банковское дело и учебный процесс? Конечно, это заметно сказывается на содержании учебного процесса. Частично мы с вами уже об этом поговорили. Сокращение банковской деятельности ведет к появлению новых финансовых посредников, продуктов и услуг. Вузы, конечно, должны на это реагировать. Например, появляются новые учебники, позволяющие дать современным экономистам более широкий круг знаний, которые позволили бы выпускникам быстро освоиться в новых условиях.
Так, в рамках банковского дела в вузе специально читается курс, который называется «Дистанционное банковское обслуживание». Мы одновременно работаем с кафедрами, для которых предметом обучения являются информационных технологии, в том числе в банковской сфере.

В. Н.: А вообще нужны будут банковские работники в скором времени или нет? Вы правильно заметили, что в банковскую сферу ворвались IT-технологии. Иногда считается, что в недалеком будущем банки будут подобием автоматизированных финансовых супермаркетов, работающие с клиентами в режиме удаленного доступа.

О. Л.: Вы знаете, этот вопрос действительно широко обсуждается за рубежом (в России меньше). Я присутствовал на конференции по этой проблематике, которую проводил Коммерцбанк. Однозначного представления о том, что нас ждет, нет. Конечно, услуги, которые предоставляют финансовые посредники с помощью электронных технологий, могут устраивать потребителей в силу скорости и иногда дешевизны. Поэтому создается впечатление, что качество таких услуг улучшается, но нельзя забывать, что при этом современные технологии несут в себе высокий заряд рисков. Немецкие коллеги говорят, что неизвестно, являются ли эти современные технологии благом или проклятьем, «дырой в стене банкомата». Банки уже сейчас под серьезным давлением конкурентов находятся в зоне опасности; давление на них в условиях новой технологической революции, внедрения электронных операций будет усиливаться. Банкам предстоит серьезно реконструироваться, измениться, приобрести несколько иной облик. Но от этого банк не исчезает и не исчезнет. Нельзя забывать, что в современном виде банк - это не только учреждение, где проводятся операции по счетам, это денежно-кредитный институт, где осуществляется анализ и регулирование денежных потоков. Я бы сказал, что банки - признак современной цивилизации, этот институт никогда не исчезнет в рамках товарно-денежных отношений.

В. Н.: Олег Иванович, хочу вас поблагодарить от имени редакции журнала «Банковское дело» и телеканала «Вокруг Денег ТВ» за участие в этом интервью и за большой вклад, который вы вносите в воспитание российских банковских специалистов и развитие отечественной науки. Спасибо, Олег Иванович!

 

Мы в соц.сетях

VK: https://vk.com/vokrygdeneg_tv

Facebook: https://www.facebook.com/VokrugDenegTV