Тел.: +7 (495) 708-32-81, (499) 245-02-13  •  E-mail: [email protected]
15.05.2024
На  XXIV Всеросийской банковской конференции 23 мая выступят директор департамента финансовой стабильности Банка России Елизавета Данилова, председатель комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков, главный экономист ВЭБ.РФ Андрей Клепач, генеральный директор АКРА Владимир Гусаков, старший управляющий директор - главный аналитик Сбербанка Миха...

Выступление Эльвиры #Набиуллиной на совещании под председательством Президента Российской Федерации Владимира Путина по вопросам банковского кредитования экономики

A A= A+ 24.04.2020

#Банки не относятся к первому кругу пострадавших отраслей, это, скорее, сейчас линия обороны нашей экономики от шоков. И тот ресурс, тот запас прочности, который накоплен в банковской системе, должен быть разумно использован, чтобы помочь экономике пройти период #пандемии, сложный период ситуации на мировых рынках.

Действительно, банки вошли в этот период в достаточно хорошей форме, с запасом капитала, ликвидности. Они готовы и способны принять на себя достаточно большой объем убытков, предоставлять кредитные каникулы и при этом продолжать кредитование.

 

Что касается капитала, то, по нашей оценке, накопленный запас прочности по капиталу — около 5 трлн рублей, что касается ликвидности, то у нас сейчас профицит ликвидности в банковской сфере около 2 трлн рублей, плюс к этому на руках, что называется, у банков есть свободное обеспечение почти до 8 трлн рублей, под которое банки всегда могут получить деньги либо на рынке, либо у Центрального банка. Таким образом, банки могут сейчас и реструктурировать кредиты, и продолжать кредитование.

 

Вместе с Правительством мы осуществляем постоянный мониторинг того, как идет процесс реструктуризации кредитов. И я бы хотела подчеркнуть, что масштаб реструктуризации действительно беспрецедентный. Меньше чем за месяц действия программ заявок на реструктуризацию поступило больше, чем в целом за прошлый год. Например, число заявок в 16 банков на 15 апреля на реструктуризацию было 554 тысячи, только за эту неделю в системно значимые кредитные организации еще поступило 230 тысяч заявок. Что это означает? Это означает, что банкам, конечно, нужно перестраивать свои бизнес-процессы, чтобы оперативно рассматривать эти заявки и принимать решения. Мы здесь отмечаем положительную динамику с точки зрения роста рассмотренных и одобренных заявок. И рассчитываем, что в ближайшие дни банки выведут работу по программам на полную мощность.

 

Кроме программ, где права заемщиков реструктурировать кредиты прописаны в законах, банки реализуют и собственные программы реструктуризации для своих клиентов. И они тоже достаточно масштабные. В целом, по нашим данным, по системно значимым кредитным организациям, а их 11, процент одобряемых обращений вырос примерно до 60% от числа рассмотренных обращений. На прошлой неделе это было около 44%, а неделей раньше — около 14%. То есть динамика положительная, но есть, безусловно, еще потенциал для роста. Это я сказала по физическим лицам. По малому и среднему бизнесу также процент одобрения растет, и он чуть выше — около 80%, по нашей информации, по системно значимым кредитным организациям. Неделей раньше это было около 60%.

 

Что показывает наш мониторинг программ реструктуризации? Программа «1/3 —1/3 — 1/3» идет действительно слабо, она совсем не радует. И я здесь полностью солидарна с Андреем Рэмовичем и с оценкой причин, почему эта программа не идет. Надо нам будет совместными усилиями ее достроить для того, чтобы этот инструмент работал и чтобы банки его применяли.

 

Заканчивая говорить о малом и среднем бизнесе, я напомню, что мы также запустили новую программу льготного кредитования банков с лимитом в 500 млрд рублей по ставке, которая сейчас на 1/3 меньше ключевой ставки, и здесь доступ получают те банки, которые поддерживают объем кредитования малого и среднего бизнеса. Сейчас к программе присоединилось 19 банков, они начали выбирать эти кредиты, но она открыта для более широкого круга банков.

 

Кроме того, мы видим уже, что в последние недели возрастает необходимость в реструктуризации по кредитам крупным предприятиям. И Андрей Рэмович уже об этом сказал. И здесь действительно нужны будут дополнительные механизмы. Реструктуризация сейчас — один из безусловных приоритетов для работы банков, но банки, конечно, должны продолжать и осуществлять свои другие функции, прежде всего кредитование, в том числе дистанционное. И важно, чтобы при этом банки оставались устойчивыми.

 

Мы приняли уже достаточно большой пакет регуляторных послаблений, которые дают возможность банкам постепенно адаптироваться к этой ситуации, не создавать сразу резервы, использовать те накопленные запасы, буферы, которые у них накапливались в так называемые хорошие времена. И это дает возможность банкам и свои программы реструктуризации осуществлять. Подчеркну, что эти регуляторные послабления осуществляются без рисков для интересов всех клиентов банков, дают возможность направить банкам больший капитал на реструктуризацию, на кредитование, растянуть во времени убытки — от недополученного дохода и от того, что часть клиентов может и не восстановить в полном объеме свою деятельность. Так, например, сейчас банки могут проводить реструктуризацию по кредитам тем заемщикам, которые не подпадают даже под действие закона, по собственным программам, без дополнительной нагрузки на капитал, без дополнительных резервов. В частности, мы дали такие регуляторные послабления по собственным программам реструктуризации кредитов гражданам, у которых уменьшаются доходы, по всему кредитному портфелю малого и среднего бизнеса, а не только пострадавшим секторам, то есть это касается почти 5 трлн рублей кредитного портфеля.

 

Что касается кредитов крупным предприятиям, то регуляторные послабления действуют по всем компаниям пострадавших отраслей и по компаниям, которые не относятся к пострадавшим секторам, к любым компаниям, у которых кредитное качество на 1 марта было хорошим. И вот эти регуляторные послабления, по сути дела, охватывают 28 трлн рублей кредитного портфеля, это приблизительно 83% кредитов крупным корпорациям. Мы также дали банковскому сектору возможности не переоценивать стоимость активов, обеспечения в связи с тем, что в последнее время на валютном рынке, рынке акций, рынке облигаций существуют колебания. Банки могут пользоваться теми оценками, которые были на 1 марта. Постоянно мониторим ситуацию вместе с Правительством, готовы оперативно вводить оперативные меры, в том числе регуляторные, необходимые в текущей ситуации.

 

Также в заключение я хотела бы подчеркнуть (здесь с оценками Андрея Рэмовича полностью согласна): ресурс у банков накопленный есть. Он есть, но он не безграничен, поэтому важны совместные с Правительством меры содействия, прежде всего заемщикам — бизнесу, гражданам, и были чтобы гарантийные механизмы, чтобы поддерживать, не подрывать финансовую устойчивость банков, и это очень важно. Еще один момент. Конечно, к этим программам нужно подключать большее число банков. Мы понимаем, что удобнее начинать работать с крупных банков, у них больше филиалов, охватывают больше территорий, больше клиентов. Но очень важно, чтобы были равные условия конкуренции в банковском секторе при участии в этих программах. Это также увеличит и охват клиентов банков, потому что и граждане, и бизнес, они работают не только в крупных банках, их обслуживают региональные банки, небольшие банки. Поэтому, на наш взгляд, и мы с Правительством здесь совместно работаем, нужно расширять количество банков, которые участвуют в этих программах.


Наши проекты