Тел.: +7 (495) 708-32-81, (499) 245-02-13  •  E-mail: [email protected]
15.05.2024
На  XXIV Всеросийской банковской конференции 23 мая выступят директор департамента финансовой стабильности Банка России Елизавета Данилова, председатель комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков, главный экономист ВЭБ.РФ Андрей Клепач, генеральный директор АКРА Владимир Гусаков, старший управляющий директор - главный аналитик Сбербанка Миха...

Заявление Председателя Банка России Эльвиры #Набиуллиной по итогам заседания Совета директоров 24 апреля 2020 года

A A= A+ 27.04.2020

Сегодня Совет директоров решил снизить ключевую ставку на 50 б.п., до 5,50% годовых. Это означает переход в область мягкой денежно-кредитной политики, и мы допускаем возможность дальнейшего снижения #ключевой #ставки при развитии ситуации в соответствии с обновленным базовым прогнозом Банка России.

В основе сегодняшнего решения лежит кардинальный пересмотр нашего взгляда на развитие экономики и динамику инфляции на ближайшие три года.

Со времени прошлого Совета директоров по ставке произошло три события, определивших наш взгляд на ситуацию. Все они главным образом связаны с распространением пандемии #коронавируса. Во-первых, это значительный спад в мировой экономике. Во-вторых, это еще один раунд существенного снижения цен на нефть, несмотря на новую сделку ОПЕК+. В-третьих, это введение ограничительных мер в России. В результате большое количество предприятий не работает или перевело сотрудников на дистанционный режим. Многие граждане находятся в режиме самоизоляции.

Из положительных моментов отмечу некоторую стабилизацию по сравнению с мартом ситуации на мировых финансовых рынках, которая произошла во многом благодаря действиям центральных банков стран с резервными валютами.

В связи со всеми изменениями мы полностью пересмотрели наш экономический прогноз. И решение, которое мы сегодня приняли, базировалось именно на прогнозе, а не на той последней статистике, которую мы получаем. Статистика все еще отражает ситуацию месячной давности, и она недостаточно информативна с точки зрения оценки будущих трендов. При построении прогноза мы скорее ориентировались на опережающие индикаторы ситуации в экономике, такие как данные о потреблении электричества, финансовых потоках, расходах населения, а также на опыт других стран, где пандемия начала развиваться раньше.

Остановлюсь на основных предпосылках базового прогноза.

Мы заложили в прогноз консервативный взгляд по ценам на нефть, особенно в текущем году. Предполагаем их медленное повышение в среднем с 15 долларов США за баррель в II квартале до 25 долларов США за баррель в IV квартале. Накоплены огромные запасы нефти, произошло глубокое падение глобального спроса. Это будет сдерживать восстановление нефтяных цен даже в условиях стопроцентного выполнения новых соглашений ОПЕК+. Далее на прогнозном горизонте ожидается постепенный рост цен на нефть до 45 долларов США за баррель в 2022 году по мере восстановления мирового спроса и снижения запасов.

Продолжительность пандемии коронавируса и действия ограничительных мер в России и мире — другая ключевая предпосылка прогноза. В наших расчетах мы полагаем, что постепенно в II квартале большинство ограничений будет сниматься или существенно смягчаться. Тогда в III–IV кварталах можно ожидать восстановления экономической активности в измерении квартал к кварталу.

Нормализация ситуации в экономике будет происходить постепенно. Если прямой негативный эффект ограничительных мер приходится в основном на этот квартал, то их вторичные эффекты еще будут проявляться в дальнейшем. По результатам наших опросов, более 80% предприятий в различных отраслях испытывают на себе влияние пандемии коронавируса и ограничительных мер. Их деловые настроения существенно снизились. Потребуется время, чтобы восстановить бизнес-процессы, логистические и производственные цепочки, компенсировать произошедшие потери в прибылях и доходах, нарастить резервы и сбережения, в той или иной мере использованные в II квартале. Это наряду с неопределенностью развития внешних условий будет сдерживать производственную, инвестиционную, потребительскую активность. В этих условиях объем ВВП в III–IV кварталах сложится ниже, чем в этот же период прошлого года, то есть годовые темпы роста экономики будут отрицательными.

В целом за 2020 год, по прогнозу Банка России, ВВП снизится на 4–6%. Самый большой вклад в снижение ВВП внесет падение экспорта, которое может составить от 10 до 15%. Также существенно (на 6–10%) снизятся по сравнению с прошлым годом и инвестиции в основной капитал. Финансовые ресурсы компаний в первую очередь будут направлены на восстановление текущей деятельности. Неопределенность перспектив внутреннего и внешнего спроса будет сдерживать инвестиционные планы. Снижение производства и инвестиций ограничит возможности для роста доходов, произойдет сокращение потребительского спроса. Поддержку экономике, особенно наиболее пострадавшим секторам, окажут меры, принятые Правительством и Банком России.

Экономический рост в 2021–2022 годах будет во многом иметь восстановительный характер. Мы прогнозируем увеличение ВВП на 3–5% в 2021 году и на 1,5–3,5% в 2022 году. Вклад в рост ВВП будет вносить и продолжение реализации национальных проектов. При этом в базовый прогноз мы закладываем только уже принятые меры бюджетной поддержки.

Способствовать восстановлению экономики и внутреннего спроса также будет смягчение денежно-кредитных условий под влиянием проводимой денежно-кредитной политики. Это поддержит кредитование, темп роста которого повысится с 3–8% в текущем году до 6–11% в 2021–2022 годах. Сохранению потенциала кредитования также помогут регуляторные послабления и расширение специализированных инструментов рефинансирования Банка России.

По нашим оценкам, смягчение денежно-кредитной политики необходимо для поддержания годовой инфляции вблизи 4% на прогнозном горизонте. Падение внутреннего и внешнего спроса в текущем году будет существенно сдерживать инфляцию, что без дополнительных мер денежно-кредитной политики создает риски ее значительного отклонения вниз от цели в 2021 году и на среднесрочном горизонте.

Дезинфляционное влияние слабого спроса уже в этом году компенсирует эффект временных проинфляционных факторов — ослабления рубля и наблюдавшегося повышенного спроса на отдельные товары. Вызванный этими факторами рост инфляционных ожиданий мы также оцениваем как временный.

Мы учитываем, что влияние спросовых ограничений на инфляцию будет устойчивым и продолжительным. С учетом лагов действия денежно-кредитной политики необходимо действовать уже сейчас. По нашему прогнозу, в условиях смягчения денежно-кредитной политики годовая инфляция будет в интервале 3,8–4,8% по итогам текущего года и в дальнейшем стабилизируется вблизи 4%. При этом в середине года произойдет разворот в инфляционных трендах. Месячная инфляция в аннуализированном выражении начнет снижаться, притом что годовая инфляция все еще продолжит расти.

Что касается платежного баланса, то в этом и в 2021 году мы прогнозируем снижение до отрицательных значений сальдо счета текущих операций (до 35 и 18 млрд долларов США соответственно). Это происходит за счет сильного сокращения экспорта, вызванного падением внешнего спроса, а также снижением экспортной выручки, прежде всего от продаж нефти.

Обращу внимание, что временный переход к отрицательному сальдо текущего счета — это ожидаемый эффект при существенном снижении цены на нефть в тех условиях, когда действует бюджетное правило. Средства от продажи иностранной валюты в рамках бюджетного правила позволяют оказать поддержку экономике и внутреннему потреблению. В такой ситуации сокращение импорта происходит в меньших масштабах, чем уменьшение экспорта из-за снижения цен на нефть. В результате сальдо текущего счета снизится до отрицательных значений. В 2022 году, когда цена на нефть превысит цену отсечения, сальдо текущего счета снова станет положительным и произойдет переход к накоплению резервов за счет покупки валюты в рамках бюджетного правила.

Мы не ожидаем существенного изменения сальдо финансового счета по частному сектору на прогнозном горизонте. По нашим оценкам, отрицательное сальдо финансового счета по частному сектору снизится с 18 млрд долларов США в 2019 году до 15 млрд долларов США в текущем году. Это связано с падением ВВП и сокращением доходов экономики, а также снижением возможности для заимствований на внешних рынках в конце I — начале II квартала в условиях возросшей волатильности и неопределенности. В дальнейшем по мере стабилизации ситуации на глобальных рынках потенциал для внешних заимствований будет восстанавливаться и это отразится в снижении отрицательного сальдо финансового счета по частному сектору до 10 млрд долларов США в 2021–2022 годах.

Безусловно, у этого базового сценария есть много факторов неопределенности. Они касаются и продолжительности ограничительных мер в России и мире, и скорости восстановления мировой и российской экономики. Также могут возникать новые вспышки волатильности на глобальных финансовых или товарных рынках. Поэтому при обсуждении решения по ключевой ставке и ее траектории мы учитываем задачу поддержания финансовой стабильности.

Как я уже отметила, в базовом прогнозе мы заложили только уже принятые Правительством бюджетные решения. Мы допускаем, что в дальнейшем могут быть приняты дополнительные решения по поддержке экономики. Это будет способствовать смягчению последствий ограничительных мер для населения и бизнеса, ускорит возвращение экономической деятельности к нормальному режиму, а также снизит риски отклонения инфляции вниз от цели в предстоящие кварталы. В ходе обсуждения решения по ключевой ставке мы рассмотрели модельные оценки влияния таких дополнительных бюджетных мер на ВВП, инфляцию и траекторию денежно-кредитной политики.

Безусловно, мы будем учитывать возможные изменения в бюджетной политике, в глобальной и российской экономике при дальнейших уточнениях нашего базового сценария. Тем не менее наш текущий анализ показывает, что практически во всех возможных вариантах сценария просматривается пространство для смягчения денежно-кредитной политики, в том числе и в случае некоторого дополнительного расширения бюджетных мер поддержки экономики.

Совет директоров исходит из наличия потенциала для снижения ключевой ставки, и на заседании обсуждались варианты действий на текущем и ближайших заседаниях. Обсуждение показало, что при таком неординарном развитии событий подстраивать политику небольшими шагами, как мы привыкли, может оказаться недостаточным. Для возвращения инфляции к цели и стабилизации ситуации в экономике могут потребоваться более решительные шаги. На сегодняшнем заседании мы приняли решение снизить ключевую ставку на 50 б. п., до 5,5% годовых. Мы продолжаем видеть пространство для дальнейшего смягчения денежно-кредитной политики на ближайших заседаниях.

Отмечу также, что с учетом изменения ключевой ставки мы приняли решение снизить с 4,0 до 3,5% годовых процентную ставку по новому механизму Банка России по поддержке кредитования субъектов малого и среднего предпринимательства, введенному несколько недель назад. Мы рассчитываем, что это дополнительно повысит доступность кредита для малых и средних предприятий, положение которых оказалось наиболее уязвимым в непростых условиях.

В заключение скажу, что сейчас особенно важны своевременные, даже упреждающие решения, для того, чтобы не только ограничить негативные тенденции в экономике, но и создать условия для более быстрой нормализации экономической ситуации после снятия ограничительных мер. От этого будет зависеть и динамика инфляции, и траектория восстановления экономики. Поэтому Банк России оперативно в постоянном режиме оценивает эффекты уже принятых решений и готов предпринимать дальнейшие шаги. Как в сфере денежно-кредитной политики, так и по другим направлениям своей деятельности.

 


Наши проекты