Тел.: +7 (495) 708-32-81, (499) 245-02-13  •  E-mail: [email protected]
05.02.2024
25 января прошел Деловой прием финансовых и бизнес-кругов России и дружественных стран. В лучшем историческом отеле Москвы «Метрополе» собрались более 200 гостей – финансистов, предпринимателей, политиков. Почетные гости – Послы дружественных стран: Анголы, Бразилии, Гвинеи, Индии, Йемена, Камеруна, Колумбии, Монголии. Ежегодный прием традиционно дает старт новому бизн...

Дефицит бюджета США впервые стал опасным

A A= A+ 26.07.2023

Бюджетные проблемы в США вышли на новый уровень: дефицит в прошлом месяце достиг рекорда. А с начала фискального года он увеличился на 70% по сравнению с тем же периодом 2022-го. Быстрое наращивание объема задолженности для Америки не в новинку: так происходило во время пандемии и других кризисов. Отличие нынешней ситуации в том, что «долговое дно» было пробито в «штатной» экономической обстановке. В результате быстрого накопления долгов и роста ставок рефинансирования обслуживание долга в обозримом будущем может обойтись американскому государству в $1 трлн в год — больше, чем весь военный бюджет. О том, почему доходы государства, работающего с крупнейшей экономикой мира, хронически отстают от расходов и к чему это может привести — в материале «Известий».

«Серый лебедь» на рынке США: дефицит бюджета вырос на 170%

По итогам июня-2023 дефицит американского бюджета установил новый рекорд: $228 млрд. Это почти в три раза больше, чем в июне 2022 года, — тогда было всего $89 млрд — и значительно больше, чем в среднем ожидали аналитики. Прогнозы по разнице между расходами и доходами США не превышали $175 млрд.

Дефицитный бюджет — нормальное состояние для американских государственных финансов (как, впрочем, и бюджетов подавляющего большинства стран мира). Профицитным, или сбалансированным, он был последний раз в 2001 году, хотя госдолг увеличился и тогда. Однако дефицит в прежние времена был небольшим и редко выходил за 3% ВВП. Лишь после кризиса 2008 года начался по-настоящему взрывной рост дефицитов, как в абсолютных, так и в относительных к ВВП цифрах.

Все рекорды побили пандемийные показатели. В 2020 году дефицит федерального бюджета превысил $3 трлн, в 2021-м достиг $2,8 трлн — это больше 10% ВВП США. Сумма дефицита оказалась из ряда вон выходящим явлением, впрочем, чрезвычайными были и обстоятельства. По своим эффектам для экономики пандемия мало чем отличалась от военного времени, а во время войны дефициты всегда огромны.

Но в фискальном 2023 году (по американской традиции финансовый год для государства начинается 1 октября) ни о каких экстренных случаях говорить не приходится. И тем не менее нынешняя динамика разительно отличается даже от периода «Великой рецессии» 2008–2009 годов. С начала года дефицит уже дошел до без малого $1,4 трлн, что на 170% больше, чем за аналогичный период прошлого года. За исключением двух пандемийных лет показатель стал крупнейшим в истории США. Конечно, следует сделать поправку на то, что около $400 млрд из указанной суммы приходятся на разовое списание студенческих кредитов, но и без них цифра выходит впечатляющая.

При сохранении текущей динамики по итогам всего 2023 года дефицит бюджета может составить $2 трлн, а это более 8,5% американского ВВП. Это абсурдно высокий показатель для обычного года без кризисов и потрясений. Тем более для страны, политики которой весной устроили настоящую битву по поводу потолка госдолга, разрешив вопрос лишь в последний момент.

В этот раз всё иначе: проценты по госдолгу США превысят $1 трлн

Огромный дефицит бюджета — только половина проблемы. Наращивание дефицита в прошлом не наносило катастрофического вреда для платежеспособности государства. Дело в том, что последние 10 лет ставка по долговым обязательствам была практически нулевой, а за последние 16 месяцев резко возросла и сейчас находится на уровне 5%. Если в начале прошлого года доходность пятилетних облигаций ФРС составляла 1,35%, сейчас она достигла 3,96%.

Доходность по текущим обязательствам правительства будет увеличиваться по мере того, как будет подходить срок для оплаты более ранних выпусков. В конце июня средний процент по государственной задолженности составил 2,96%, но в ближайшие месяцы он может вырасти до 4%. Это означает резкий рост платежей по процентам. По оценке Федерального банка Сент-Луиса, на данный момент объем выплат по госдолгу в годовом исчислении составил $900 млрд и должен впервые в истории превысить $1 трлн в течение одного квартала. За год цифра вырастет до $1,3 трлн. Для сравнения, расходы на социальные гарантии (крупнейшая статья в американском бюджете) едва превышают $1 трлн, а оборонные расходы —- $600 млрд. Обслуживание долга будет съедать два военных бюджета и государственные траты на транспортный сектор в придачу.

Облегчение может наступить только в случае снижения ставок, но такое возможно лишь при возвращении контроля над разогнавшейся инфляцией. Достичь этого будет непросто, учитывая, что «коренная» инфляция без продуктов питания и топлива остается исторически высокой и падает очень медленно. В любом случае, снижение трат на обслуживание долга имеет отложенный характер и произойдет лишь через много месяцев после того, как ставки придут в «норму» образца 2010-х годов.

Зловещая траектория

Ситуация с бюджетным дефицитом вызывает серьезную тревогу у экономистов. В частности, бывший министр финансов США Ларри Саммерс на днях заявил, что Америка идет «по совершенно неустойчивому пути», и затруднился назвать момент, когда «траектория выглядела столь же зловещей, как сейчас». Для понимания контекста, в прошлые годы Саммерс был стойким адептом увеличения бюджетных расходов и считал, что поддержка экономического роста важнее дефицитов.

Схожим образом высказался на страницах The Financial Times глава инвестфонда Rockefeller Capital Management Ручир Шарма. Знаменитый инвестор отметил, что, хотя США находятся в бюджетном дефиците с 1960-х годов и до сих не получили на этой почве финансового кризиса, это вовсе не означает, что дефициты не имеют значения. По его оценке, в ближайшие годы расходы будут превышать государственные доходы на 6% ВВП, что ровно в шесть раз больше, чем в других развитых странах в среднем. Шарма считает, что Америка сейчас демонстрирует исключительную в мировой практике «фискальную безответственность».

Последствия такой бюджетной политики рассчитать не так-то просто, поскольку мы сейчас находимся в зоне неопределенности — подобное происходит впервые. В прошлом США избегали любых проблем с наращиванием дефицитов не в последнюю очередь благодаря «непомерной привилегии» американского доллара, которая в последние годы всё чаще подвергается сомнению. Звоночки вроде периодического исчезновения ликвидности с рынка американских государственных облигаций проявляются уже сейчас, но комплексных признаков долгового кризиса пока не наблюдается. О чем можно говорить c высокой степенью уверенности: резкий рост выплат по госдолгу станет одной из ключевых тем предстоящих президентских выборов, так что, вероятно, большую политику эта проблема затронет быстрее, чем экономику.

Между тем данные по дефициту обнаружили и еще одну интересную тенденцию. Июнь 2023 года ознаменовался не только возросшими расходами американского бюджета (на 15%), но и резким (на 9%) сокращением налоговых поступлений. Поэтому разница в расходах и доходах и выросла так сильно. Это может говорить о существенном снижении экономической активности в стране. Прочие индикаторы пока не указывают на наступление полноценной рецессии, хотя данные по ВВП за второй квартал выйдут только в конце следующей недели. Но проблема с этими индикаторами в том, что они оценочные, рассчитываются по сложным математическим моделям, свежие результаты редко бывают точными и несколько раз пересчитываются. Тогда цифры поступлений по налогам совершенно объективны и точны до доллара. Если судить по ним, то экономика США находится в крайне опасной близости от рецессии, которая только ухудшит ситуацию с госдолгом и дефицитом.

Дмитрий Мигунов

Источник - Известия

 


Наши проекты