Тел.: +7 (495) 708-32-81, (499) 245-02-13  •  E-mail: reclama@tpnews.ru

Рубль под гнетом санкций и внутренних обязательств. Р. БЛИНОВ, руководитель аналитического департамента компании «Международный финансовый центр»

A A= A+ 18.10.2018

Текущая осень 2018 года для многих из нас, представителей инвестиционно-банковской сферы, памятна событиями осени 1997-го и августа 1998 года, ну и, конечно же, сентябрем 2008 года. Тогда российская экономика и национальная валюта подверглись очень серьезным испытаниям. В год этих своеобразных «юбилеев» многие экономисты снова предрекают мировой, а с ней и российской экономике существенные трудности. Мы со своей стороны стремимся переосмыслить далекое и в то же время близкое пережитое и сделать перспективный прогноз: что нас и национальную валюту ждет в наши дни.

Размышляя над ближайшими перспективами российской национальной валюты нам, скорее всего, надо бросить ретроспективный взгляд на все те процессы,  которые  происходили  в прошлом году, и на те события, которые стали наиболее значимыми и для этого года. Выявить основные драйверы движения российского рубля просто невозможно на данный момент без оценки геополитического фона, внутренних экономических  и  политических процессов, а также общего контекста движений в мировой финансовой системе в последние кварталы прошлого и текущего годов.

Конец 2016 года явил мировой политике и экономике нового, теперь уже 45-го, президента США в лице крайне харизматичного и импульсивного бизнесмена Дональда Трампа, который пришел в большую политику и выиграл кресло в Белом доме на волне национального лозунга, брошенного им американской общественности: «Сделаем Америку снова великой». Эти слова и привели его в Белый дом, в кресло президента США. Но, получив широкую поддержку среди так называемых реднеков и среднего класса, Дональд Трамп впал в немилость к политическому и финансовому истеблишменту США, что в итоге в той или иной степени повлияло и на курс рос- сийской национальной валюты.

Надо признать, что секторальные санкции в отношении российских компаний со стороны Конгресса США и иные внешние угрозы, связанные с растущим геополитическим влиянием России, начали действовать еще в 2015–2016 гг., и их влияние на курс российской национальной валюты ощущалось и ранее, но сильнее всего курс российского рубля менялся из-за санкций в 2016-м и в текущем году.

Для меня основными в 2017-м и 2018 г. стали две мысли, которые охарактеризовали основные тренды на фондовом и валютном рынках в стране. Они звучали так. В 2017-м: «Нефть будет стоить 40 (долларов) и доллар будет стоить 40 (рублей)». В 2018 г. фраза изменилась: «Нефть будет стоить 80, и доллар будет стоить 80».

У этих утверждений были свои основания, и, судя по результатам 2017 г., российский рубль и российский фондовый рынок оказались крайне устойчивыми к внешним вызовам и рыночной турбулентности. Основной причиной этого, на мой взгляд, были как внутренние, так и внешние обстоятельства, которые в том году благоволили не только российскому финансовому рынку, но и экономике в целом. В течение практически всего 2017 г. основными драйверами роста российских акций на фондовом рынке стали общий интерес глобальных инвесторов к странам с развивающимися экономиками, к которым они относят и Россию, а также общий интерес к операциям керритрейд в условиях сверхмягкой монетарной политики, проводимой основными центральными банками мира, и в первую очередь ФРС США, что в результате обеспечило нетто-приток инвестиций от международных игроков в российские активы.

Общий градус восприятия рисков и общее ожидание неотвратимого периода ужесточения монетарной политики ФРС США, а также переход от растущего тренда к коррекционному периоду в рамках смены модели будущего денежного потока американских корпораций в период удорожания ресурсов в первой экономике мира в 2018 году сыграли свою роль, и началом смены тренда для российских активов стали выборы президента РФ в марте этого года. До конца марта на российском финансовом рынке не было туч и большинство внутренних, да и глобальных игроков финансового рынка считали вложения в российские активы актуальными. Переоценки ценностей не происходило. Но так было до поры до времени.

Итак, начнем по порядку. Ситуация «нефть по 40 долларов и доллар по 40 рублей» была обусловлена тем, что растущая в общем средне- и долгосрочном тренде нефть и интерес глобальных инвесторов к операциям керритрейд стали основными причинами устойчивости российского рубля, что было одним из козырей в руках В. В. Путина в предвыборной кампании. С начала 2017 г. и вплоть до марта 2018 г, а именно вплоть до оглашения результатов выборов, на российском внутреннем валютном и фондовом рынке царили оптимизм и устойчивость. Ведь даже несмотря на существенную коррекцию, произошедшую на фондовом рынке в РФ после всплеска интереса к российским активам в 2016 г., который, в свою очередь, последовал за обвалом российской валюты в конце 2015- го – начале 2016 г., во второй половине 2017 г. рост российского фондового рынка оказался убедительным по общим итогам года, что видно по индексу Московской Биржи за период с 09.12.2017 по 27.09.2018. Более того, все процессы восстановления российского фондового рынка происходили на фоне укрепления российского рубля, который, в свою очередь, после стремительного падения по отношению к доллару США в 2015 г. плавно восстановил свои позиции в 2016 г. и продолжил рост в 2017 г. Надо отметить, что, если бы не новые трудности в отношениях с администрацией Белого дома и не накапливающиеся противоречия между РФ и США, которые многие политологи поспешили окрестить не иначе как холодная войной 2.0, это укрепление рубля по отношению к доллару могло быть и лучше. Но даже в этих условиях российский фондовый рынок оказался более чем устойчивым к внешним вызовам и в рублевом эквиваленте установил абсолютный максимум.

Все изменилось в марте, хотя, наверное, сдвиги происходили еще в конце 2017 г., когда стало окончательно ясно, что период мягких монетарных условий в мировой финансовой системе заканчивается и ФРС США становится на путь ужесточения монетарной политики, которое будет выражено в повышении базовой учетной ставки. Следовательно, стоимость ресурсов для всех участников международного финансового рынка неизбежно вырастет.

Это привело к тому, что сразу же в начале первого квартала ка- лендарного 2018 года (не путать с американским финансовым годом, который заканчивается 30 сентя- бря) произошла резкая коррекция на американском фондовом рын- ке, имевшая по меньшей мере две причины: будущая политика ФРС и расследование Конгресса США в отношении членов предвыборного штаба Дональда Трампа по обвине- нию в так называемом российском вмешательстве в выборы президента США. Рынки отреагировали резко, потрясенные инвесторы переоценили ценности и обрели бо- лее трезвый взгляд на общие перспективы мировой экономики.

Политика воздействия на валюты развивающихся рынков привела к пересмотру рисков, и это также стало одной из причин давления  на  российскую  валюту. Один из наиболее ярких при- меров, пожалуй, турецкая лира, валюта нашего соседа по региону, которая подешевела с начала текущего года более чем на 60%. Но начиная с апреля 2018 г. не только турецкой лире досталось от международных инвесторов. Всем так называемым странам развивающихся экономик пришлось несладко, поскольку меж- дународные инвесторы выводили свои средства из этих экономик. На этом фоне ярким исключением была индийская рупия благодаря интересу глобальных инвесторов к экономике Индии. Основные события на развивающихся рынках пришлись на второе полугодие и конец лета 2018 г.

Но вернемся к российскому рублю. Начиная с апреля, когда над рядом российских компаний со стороны США снова нависла санкционная дубина, российская национальная валюта смело упала. Курс достиг уровня выше 60,0 руб. за один доллар США. К настояще- му времени мы уже видели курс 70,0–70,5 руб. за доллар США. 

Одним из факторов, остановивших рост курса американской валюты по отношению к российскому рублю, стало решение Центрального банка, который неожиданно для всех участников рынка и экспертного сообщества пошел путем увеличения стоимости ресурсов и повысил с 7,25 до 7,50% ставку рефинансирования на сентябрьском заседании совета директоров, увеличив таким образом в российской экономике стоимость ресурсов на скромные 0,25%. Тем не менее Банк России, повысив стоимость денег, подал инвестиционно-банковской сфере сигнал на ослабление давления на национальную валюту. Благодаря этому спрос на американский доллар, возможно, немного уменьшится.

К тому же в разное время и с разных трибун представители и Минфина России, и Центробан- ка утверждали и продолжают утверждать, что на текущий момент курс российского рубля явно занижен по отношению к американскому доллару. На данный момент рисковая премия за санкции и продолжение санкционного давления на российскую экономику оценивается поразному.

Теоретический равновесный курс составляет 55–50 рублей за доллар, как утверждал глава Минэкономразвития Максим Орешкин, выступая на Восточном экономическом форуме. По его мнению, основное влияние на текущий курс национальной валюты оказывают спекуляции и страхи инвесторов, а при той стоимости нефти на мировом рынке, которая сложилась на сегодня, рубль должен стоить явно дороже 55 рублей. На мой взгляд, его слова не лишены здравого смысла, при том что на данный момент стоимость барреля нефти в рублях снова до- стигла максимального значения за всю историю наблюдения. Надо отдать должное тому факту, что еще в августе стоимость одного барреля нефти марки Brent до- стигла максимального значения за всю историю торгов. 22 августа она превысила отметку в 5 038 руб., ко времени написания статьи выросла до уровня в 5 357,6 руб. при курсе 68,25 руб. за долл. США.

Сегодня, с учетом сложившейся ситуации в мировой экономике и геополитических реалий жизни, после решения ЦБ РФ о повышении ставки рефинансирования можно ожидать серьезного укрепления рубля до конца текущего года при отсутствии внешних шоков и позитивного сценария для российской экономики.

Вспомним прошедший в сентябре Восточный экономический форум во Владивостоке. Его итоги показали, что есть смысл делать акцент на инвестициях из стран Тихоокеанского и Южно-Азиатского регионов, которые могут оказать российскому рублю определенную помощь, компенсируя выход западных инвесторов  из  российских активов. Возможный приток свежих инвестиций, очевидно, не дело одного дня, но в сложившихся условиях есть повод для умеренного оптимизма на фоне санкционной истерики Вашингтона. К тому же санкционное противостояние США уже почти со всем миром, а в первую очередь с КНР и РФ, может вызвать обратный эффект и «попортить кровь» американскому доллару, который, не исключено, сам окажется под давлением из-за собственных санкций.

Таким образом, в перспективе можно ожидать, что на конец текущего года российская валюта будет на том же уровне, что и в начале весны, хотя это крайне оптимистичный сценарий, который выглядит сегодня довольно призрачным. И хотя предпосылки к этому есть, но, скорее всего, новогодние праздники мы будем встречать с менее крепким рублем по отношению к американскому доллару.

И дело не только во внешних факторах и геополитических перипетиях. Надо понимать, что перед нашим правительством стоит огромная задача, формальное изложение которой уже назвали «новыми майскими указами президента». К ним  добавляются задачи по развитию Дальнего Востока и всего региона в кон- тексте интеграции со странами Азиатско-Тихоокеанского эконо- мического круга, выдвинутые на ВЭФ-2018. И вот тут-то и кроется подвох в определении стоимости рубля. Ни для кого не секрет, что для наших экспортеров выгоден и важен дешевый рубль, а пра- вительству в текущих условиях этот не очень крепкий рубль от- части помогает наполнять бюд- жет. Какая чаша весов перевесит, пока говорить рано: впереди еще много времени и событий самого разного плана.

Отдельной строкой стоят санкции со стороны  США. В са- мих Штатах происходит яростная политическая борьба, которая не утихает с самого избрания Трам- па. В начале ноября в США прой- дут выборы в Конгресс, а 26 сентября ФРС США повысила учетную ставку до 2,25%, как и ожидали большинство экспертов. Выборы в Конгресс США – отдельное политическое шоу, к результатам которого можно и не готовиться. Трудно предугадать, жизнь в последнее время сильно удивляет своими пассажами. Не исключено, что республиканцы проиграют эти выборы, и тогда риторика в адрес России, возможно, станет еще бо- лее неприемлемой, что приведет к новому витку международной на- пряженности.

Но если оценивать рост геополитического влияния нашей страны во всем мире и возрастающую роль в мировой экономике таких институтов, как G-20 и БРИКС, то, наверное, действительно есть шансы снова увидеть на экранах биржевых мониторов уровни в 60 и 50 рублей за доллар США, и было бы хорошо, если бы так и случилось, ведь для российской экономики крепкий и устойчивый рубль скорее во благо, чем во вред. Хотя мне пока в это верится с очень большим трудом, и я пока остаюсь большим скептиком в отношении перспектив укрепления российского рубля.

Базовым сценарием, с моей точки зрения, на начало текущего года и в большей степени второго полугодия был и остается сценарий, в соответствии с которым стоимость нефти будет выше 80 долларов за один баррель нефти любой марки, а стоимость доллара США будет на уровне 80 рублей. Если коротко – нефть 80 и доллар 80.

Но будет ли это на самом деле, однозначно сказать трудно, впрочем, первая часть этого сценария уже исполнилась – нефть марки WTI была выше уровня в 70 долл./ барр., а нефть марки Brent была у отметки в 80 долл./барр.1, при этом российский рубль успел после этого подойти к уровню в 70,0–70,5 руб. за  долл. США.  Надеюсь,  что китайская триада и японская якуд- за именно по этому курсу и успели поменять свои золотовалютные резервы на российские рубли на тот случай, если кто-то в мире решит всерьез отказаться от американских долларов и решит полностью перейти на внешние расчеты между участниками международ- ной экономической деятельности и торговли исключительно на на

циональные валюты, минуя доллары США, что пока выглядит как утопия. С другой стороны, мир уже явно озадачен внешнеполитической риторикой официального Вашингтона, хоть пока продолжает вести с ним диалог или, скажем лучше, пытается вести диалог, но не всегда успешно.

Так что, при всем желании ви- деть крепкий российский рубль и курс доллара ниже 50 рублей, нет гарантий, что так случится. Но в целом меня не удивит, если российская валюта сможет укрепиться даже до уровня в 40 руб./долл. США, пусть и в очень отдаленной перспективе, хотя пока триггеров для этого я не вижу

Оставлю базовым прогноз на конец текущего и следующий год: нефть будет к концу текущего года стоить выше 80 долл./барр., причем здесь речь идет конкретно о нефти марки WTI, при этом курс российской валюты будет очень близок к 80 рублям за один американский доллар или выше.

В мировой экономике накопилось немало проблем, которые не решатся за два или три месяца, а если они и будут решаться за столь короткий срок, нам всем не ми- новать непопулярных решений и кризисных явлений как в России, так и за ее пределами. Ведь все в этом многополярном мире сильно взаимосвязанно.

 

журнал "Банковское дело" № 10

 

 


Автор/источник: Банковское дело

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
Наши проекты