Тел.: +7 (495) 708-32-81, (499) 245-02-13  •  E-mail: reclama@tpnews.ru

Актуальные проблемы регулирования экономического неравенства и пути их решения. М. Л. ДОРОФЕЕВ, кандидат экономических наук, доцент департамента общественных финансов Финансового университета при Правительстве РФ

A A= A+ 27.08.2021

В статье проводится анализ факторов, оказывающих
влияние на динамику экономического неравенства. В
результате проведенного исследования выявлены семь
групп ключевых проблем: методологические проблемы
анализа неравенства; долговые проблемы мировой эко-
номики; проблема избегания налогов; проблемы глоба-
лизации; ослабление профсоюзов и рост доли самозаня-
тых; демографический кризис и глобальное старение
населения; цикличность развития экономического нера-
венства. В заключительной части работы сформулирова-
ны направления преодоления описанных проблем, тре-
бующие значительных скоординированных усилий от
органов государственного регулирования в проведении
долгосрочной финансовой политики.

Область научных интересов на стыке экономического неравенства, бедности и устойчивого экономического роста можно назвать одной из наиболее приоритетных и актуальных в современных условиях в контексте достижения целей устойчивого развития ООН [29]. Значительный рост экономического неравенства создает риски для устойчивого развития экономики [9].
Под экономическим неравенством мы будем понимать уровень расслоения населения в рамках определенных выборок, как правило сгруппированных по определенному признаку, часто по территориальному (на микро-, макро-, мезо- и межстрановом уровне). В работе А. И. Россошанского [6] дана хорошая классификация определений экономического неравенства и описана проблема несоразмерности различных показателей его измерения. Большинство научных работ, посвященных проблематике
экономического неравенства и бедности, отмечают рост экономического неравенства после 1970–1980 гг. Так, в глобальном отчете о неравенстве [8] подчеркивается эта проблема и показан восходящий тренд роста доли национального дохода верхних 10% наиболее богатых людей в развитых странах мира (рис. 1).
Встречаются исследования, в которых проблема изменения экономического неравенства показана в другом свете. Так, в отчете [15] отмечается, что за последние тридцать лет межстрановое неравенство (неравенство в глобальном масштабе) устойчиво снижалось, в то время как уровень внутристранового экономического неравенства изменялся разнонаправленно. Авторы утверждают, что в половине из 23 проанализированных ими стран произошло снижение уровня экономического неравенства. Другие 53% проанализированных стран, в особенности страны с развитой экономикой, наоборот, столкнулись с существенным ростом неравенства по доходам в измерении по коэффициенту Джини. Последнее во многом стало причиной роста общественного недовольства процессами глобализации мировой экономики и пристального внимания к скандальному росту состояний наиболее богатых людей планеты.
Рост экономического неравенства – проблема, которая становится заметной в периоды раздувания экономических «пузырей» и экономических кризисов, в результате которых правительства большинства стран проводят стимулирующую финансовую политику. Так, центральные банки и правительства развитых стран в 2001, 2008 и 2020 гг. запускали или усиливали программы выкупа активов с финансового рынка, проводили безусловную раздачу денег домохозяйствам для поддержания потребительского спроса, тратили огромные средства для спасения пострадавших корпораций и т. п. Является ли данная финансовая политика оправданной и справедливой, или она создает новые скрытые проблемы и приводит к росту общественного недовольства? Это весьма сложный вопрос, связанный с многофакторностью, страновыми особенностями и различными проблемами регулирования экономического неравенства.
В данной статье проводится обзорный анализ международного опыта и актуальных проблем регулирования экономического
неравенства на страновом и межстрановом уровнях. Систематизация научных знаний в этой области позволит более взвешенно подойти к оценке современной политики государственного финансового регулирования экономического неравенства в России, а также сформировать основу для ее совершенствования в долгосрочной перспективе.


1. Обзорный анализ ключевых проблем регулирования экономического неравенства


1.1. Методологические проблемы 

Экономическое неравенство – комплексное многофакторное явление, которое  измеряют различными показателями и на основе различных источников данных. Так, расхождения в методологии учета данных о доходах и богатстве верхних и нижних групп населения по уровню этих величин в разных странах, проблема выбора экономических показателей для оценки экономического неравенства, решение о выборе временнóго периода для исследования трендов этой экономической категории и другие методологические аспекты являются дискуссионными и раскрываются по-разному в научных исследованиях. В ряде работ, например в [15], уровень неравенства по доходам домохозяйства оценивается на основании коэффициента Джини. Однако текущий уровень богатства и доходов индивида не отражает и не учитывает его потенциальные пожизненные доходы, изменяющиеся по кривой благосостояния индивида в течение человеческой жизни.
Является ли медианное межстрановое значение коэффициентаДжини оптимальным значением и ориентиром для выстраивания политики государственного регулирования?

Как правильно интерпретировать изменение показателя на 1–3 пункта и каковы должны быть действия регулятора в связи с этими изменениями?

Эти и другие методологические вопросы не имеют однозначных ответов и не позволяют объяснить причины, лежащие в основе незначительного изменения коэффициента Джини [16]. Поэтому ряд исследователей предпочитают использовать взамен этого показателя или в дополнение к нему более комплексные индикаторы и методики измерения экономического неравенства. Проблема релевантности и репрезентативности собираемой информации о доходах домохозяйств на сегодняшний день также остается нерешенной. Формирование репрезентативной информационной базы экономического неравенства необходимо для корректной интерпретации исторической динамики исследуемого явления и выработки соответствующей политики финансового регулирования [8].


1.2. Долговая проблема мировой экономики

 С 1970–1980-х по настоящее время чистое публичное богатство во многих странах существенно сократилось и почти во всех странах стало отрицательным. Исключениями являются Япония, Германия и Франция, для которых значение этого показателя сократилось до околонулевых значений, а также ряд сырьевых стран с суверенными фондами, накопленными за период высоких цен на сырье. 

В тот же период у нижних 50% населения по уровню доходов многих стран наблюдался значительный рост долгов. С каждым годом это все больше сокращало для них возможности в достаточной степени сберегать и инвестировать часть своих трудовых доходов [8]. 

С момента мирового финансового кризиса 2008 г. объемы глобального долга продолжили расти, достигнув в 2018 г. рекордного значения 227% глобального ВВП, из которых государственные долги составляют более 82% глобального ВВП (рис. 2).

В 2020 г. развитые экономики, проводя политику государственной поддержки экономики, резко нарастили уровень государственного долга (от 5 до 10% ВВП) для борьбы с экономической рецессией. Это серьезно ухудшило показатели долговой нагрузки в большинстве стран. Вместо того чтобы больше инвестировать в образование, здравоохранение, пенсионное обеспечение, создание новых рабочих мест и финансировать прочие социальные расходы, позволяющие сокращать экономическое неравенство, большинство стран вынуждены тратить много средств из бюджетов на обслуживание долгов. Недофинансирование ряда важнейших общественных благ, таких как качественное бесплатное образование, также является серьезной причиной роста неравенства возможностей и, как следствие, экономического неравенства. Дефляционные процессы в мировой экономике позволяют монетарным регуляторам развитых стран снижать стоимость заимствований и удерживать процентные ставки на рекордно низких уровнях в расчете на то, что эта ситуация продлится достаточно долго и не приведет к обострению долговой проблемы в будущем. С одной стороны, пока мы не видим резкого роста инфляции в мировой экономике, и с этой точки зрения у регуляторов остается определенный запас времени для решения долговых проблем. Вместе с тем надо иметь в виду, что долгосрочный цикл снижения процентных ставок, начавшийся с 1970–1980-х гг. и длящийся уже примерно 50 лет, при прочих равных условиях может развернуться примерно в
2040–2050-х гг. [14]. Существенный рост процентных ставок очень опасен для такого объема долгов и также таит в себе гипотетические риски усугубления проблемы экономического неравенства и бедности [21].
Высокая долговая нагрузка сектора публичных финансов сегодня не позволяет государству как ключевому регулятору и провайдеру общественных благ эффективно бороться с неравенством на базе собственных источников финансирования и приводит к дальнейшему росту долговой нагрузки и недостаточному государственному регулированию экономического неравенства.


1.3. Проблема избегания налогов

 Комплексный анализ проблемы экономического неравенства осложняется существованием возможностей для богатых людей по формированию центров прибыли и налогового резидентства в офшорах в комбинации с законными «творческой» бухгалтерией и налоговым учетом. Сегодня около 10% мирового ВВП хранится в офшорах (рис. 3).

Эта величина достигает 30–40% в таких странах, как Греция и Аргентина, и превышает 50% в России. Ежегодный объем недополученных средств в виде налоговых поступлений в масштабах глобальной экономики оценивают в сумму около 350 млрд долл. США. Исследование [7] показывает, что верхние 0,1% наиболее богатых людей мира стремятся оптимизировать свои налоги и для них существует специализированный рынок консалтинговых услуг, помогающий сделать это эффективно и на законных основаниях [13]. При этом основная часть населения не имеет возможности избегать уплаты налогов. Сделать это законно, не прибегая к помощи дорогостоящих консультантов, очень сложно, а доступ для большинства людей с капиталом ниже 10 млн долларов США к такого рода услугам существенно ограничен размером трансакционных издержек.
Наличие возможностей для сокрытия конечных бенефициаров и владельцев финансовых активов по депозитарным и брокерским счетам в глобальном масштабе также создает затруднения для корректного определения налоговой базы верхних 10% населения по размеру доходов и богатства. Дело в том, что их богатство в основном состоит из финансовых активов и долей в бизнесе, соответственно, если эти группы людей имеют возможности скрывать свои активы, они могут избегать уплаты части налогов.
Очевидно, что существующие возможности для избегания уплаты налогов снижают эффективность механизма прогрессивного налогообложения и в ряде случаев способны сделать ее регрессивной ввиду неравенства возможностей бедных и богатых людей [7].
Влияние финансовых кризисов больше всего заметно на доходах и богатстве наиболее состоятельных людей [1, 2]. Современная настройка механизма распределения доходов и богатства устроена так, что в периоды финансовых и экономических кризисов в результате обвала цен на финансовые активы богатые терпят значительные убытки и уровень экономического неравенства снижается.
Однако популярные методы антикризисной государственной финансовой политики приводят к быстрому и опережающему восстановлению доходов и богатства наиболее обеспеченных людей, поэтому проблема экономического неравенства не только не решается естественным путем, но лишь усугубляется Журналисты Bloomberg спросили действующего руководителя ФРС США Дж. Пауэлла, какое влияние на экономическое неравенство в США оказывает современная монетарная политика ФРС США [11]. Глава ФРС США ответил очень уклончиво, перенеся акцент на актуальность решения текущих проблем на рынке труда и необходимость создания новых рабочих мест для всех, кто потерял работу в 2020 г. и может ее потерять в будущем. Монетарные власти признают, что проводимая ими денежно-кредитная политика уже заставила регуляторов пересечь множество красных линий, которые ранее никогда не пересекались. Тем не менее Дж. Пауэлл уверен, что текущие вызовы требуют от властей незамедлительных действий для спасения американской экономики, а их последствия решать в будущем.
Ряд исследований показывает, что монетарное стимулирование экономики приводит к росту экономического неравенства [2, 11]. Учитывая, что доходы и богатство наиболее состоятельных людей мира по большей части формируются из финансо-
вых активов и долей в бизнесе, не вызывает никаких сомнений, что современная монетарная политика «спасения экономики
любой ценой» в первую очередь помогает инвесторам и наиболее богатым людям, стимулируя рост экономического неравенства по богатству.


1.4. Проблема глобализации
Одна из часто называемых причин роста неравенства в мировой экономике – глобализация [3]. Несмотря на преимущества свободной международной торговли глобализация не привела к справедливому перераспределению доходов [4]. Богатые и особенно очень богатые люди продолжали и продолжают чрезмерно богатеть по причине неравномерности распределения доходов в мировой экономике.
Функционирование глобальной мировой экономики основано на принципе международного разделения труда и использования страновых конкурентных преимуществ для достижения наибольшего эффекта в условиях свободной конкуренции и открытых рынков. С целью сохранения и расширения доли своих доходов в мировой экономике в современных условиях страны идут на многое: валютные войны, введение санкций, тарифов и прочие меры для отстаивания своих экономических интересов. В результате глобализации экономики образовались сложные международные цепочки создания добавленной стоимости, промышленное производство перенесено в развивающиеся страны со средним и низким уровнем дохода, а центры прибыли расположены в офшорах на территориях, позволяющих оптимизировать налогообложение. Корпорации имеют в распоряжении колоссальные ресурсы и могут оказывать сильное влияние на политику, сдерживая регулирование экономического неравенства [12]. Глобальная конкуренция приводит к ускорению технологического прогресса, провоцирует рост экономического неравенства и становится основой для кризисов перепроизводства [33]. Кризисы перепроизводства составляют немалую часть истории мировых экономических и финансовых кризисов [6], но по мере роста населения планеты с каждым разом данные явления создают все более опасные экологические проблемы для всей Земли. Сложность решения проблемы экономического неравенства в контексте перепроизводства и экологических рисков обусловлена тем, что имеющиеся для ее решения инструменты и методы будут замедлять темпы экономического роста, что в свою очередь может обострить долговую проблему глобальной экономики.


1.5. Ослабление профсоюзов
Ослабление профсоюзов сегодня проявляется в утрате ими способности отстаивать права работников на повышение заработной платы в соответствии с темпом роста цен. Реформы 1970–1980 гг. изменили баланс переговорных сил между работником и работодателем в пользу последнего. Сегодня крупные корпорации и инвесторы зарабатывают несопоставимо бóльшие доходы, чем те, кто на них работает [15, 18, 23].
Раскрыть идею ослабления профсоюзов позволяет ее рассмотрение в контексте развития глобализации, технологического прогресса и трудовой миграции, а также их совокупного влияния на глобальный рынок труда. Важнейшими трендами последних десятилетий стали децентрализация рынка труда, рост доли сектора услуг, автоматизация рутинных процессов, в результате чего увеличилось количество самозанятых [24]. Согласно этой тенденции, к началу 2019 г. число высококвалицированных рабочих мест с начала 2000 г. выросло на 25%. Риски потерять работу для работников с низкой квалификацией увеличиваются каждый год, а по состоянию на 2019 г. число нестандартных форм занятости достигло 40% мировой экономики.
Специалисты ОЭСР оценивают вероятность того, что работники с нестандартной формой занятости будут объединятся в сильные профсоюзы, на 50% ниже, чем для традиционных форм занятости (работа в штате работодателя в формате полной занятости), что значительно ухудшает переговорную позицию работников в отношениях с работодателями и соответственно служит дополнительным фактором роста экономического неравенства.
И наконец, высокая долговая нагрузка государства сокращает его возможности по финансированию образования и переподготовки кадров, поэтому риски расширения бедности и усиления экономического неравенства по доходам увеличиваются вместе с ростом государственного долга и ускорением технологического прогресса.


1.6. Старение населения 

Тенденция старения населения стала беспрецедентной проблемой, характерной почти для всех развитых и развивающихся стран мира [19]. В научной литературе данное явление связывают с падением рождаемости и существенным ростом ожидаемой продолжительности жизни [20]. В развитых странах (США, Канада, страны ЕС и др.) люди живут дольше и в демографической динамике заметна проблема старения населения. Это требует перестраивания всех систем здравоохранения, создает новые вызовы для механизмов финансирования социального обеспечения все большего числа пожилых людей.
Падение трудовых доходов без эффективного механизма их замещения из пенсий, пособий или других источников приводит к росту экономического неравенства и бедности [30]. Чем больше стареет население планеты, тем хуже становится ситуация с экономическим неравенством в развитых странах и с бедностью в развивающихся. 
Негативное влияние монетарной политики на проблему экономического неравенства по богатству также проявляется в накопительной пенсионной системе, поскольку возможности сберегать у людей с разным уровнем доходов заметно различаются.


1.7. Цикличность трендов экономического неравенства
В одной из основополагающих работ по неравенству Саймон Кузнец исследовал гипотезу, согласно которой в течение цикла экономического роста неравенство изменяется нелинейно: быстро растет на начальной стадии роста ВВП и снижается на его более поздних стадиях [18]. Таким образом, можно разделить цикл изменения неравенства относительно экономического роста на две стадии. С. Кузнец представил процесс развития процесса экономического неравенства на различных стадиях экономического роста виде U-образной функции.
Томас Пиккети развил идею Кузнеца о двухфазном изменении неравенства и предложил гипотезу горизонтальной S-образной кривой изменения неравенства, показывающую его циклическую природу в долгосрочном периоде [28]. На наш взгляд, такой подход хорошо вписывается в теорию цикличности инновационных кондратьевских волн [27], которая может быть полезна для обоснования динамики экономического неравенства в долгосрочной перспективе.
В своей книге Пиккети также затрагивает вопрос цикличности изменения экономического неравенства, классифицируя его на внутристрановое и межстрановое. Автор описывает циклы в трендах экономического неравенства с 1400 г. по настоящее время и показывает, что ключевыми причинами изменения внутристранового экономического неравенства, как правило, являются изменения на рынке труда, приводящие к поляризации доходов внутри страны. На изменения межстранового неравенства большее влияние оказывают технологические скачки в развитии страны, позволяющиизменить ее роль, долю и место в международном разделении труда.


2. Рекомендации
Решение описанных проблем требует от правительств различных стран скоординированных действий в следующих направлениях:
■ беспрецедентных усилий от органов государственного регулирования всех стран мира в выработке и проведении долгосрочной скоординированной контрциклической экономической политики, поиска новых технологических подходов к решению этой задачи;
■ перенастройки налоговой политики в части механизмов прогрессивного налогообложения доходов, богатства и наследства, более согласованной борьбы с офшорами и монополиями не только в рамках отдельно взятой страны, но и в глобальном масштабе;
■ более жесткого контроля и регулирования рынков капиталов для ликвидации возможности скрывать конечных бенефициаров брокерских счетов для сверхбогатых инвесторов;
■ переосмысления приоритетов в государственных расходах и повышения объемов финансирования образования, здравоохранения и социальных трансфертов, позволяющих регулировать неравенство и бедность, в т. ч. развития идеи условного и безусловного базового дохода в контексте борьбы с бедностью, демографическим кризисом и проблемой старения населения;
■ ма сшт абных р еформ, позволяющих решить долговые проблемы глобальной экономики, мешающие органам государственной власти и местного самоуправления в необходимом объеме финансировать качественное образование; 

■ выработки новых практик и технологий взаимодействия самозанятых на рынке труда, позволяющих усилить роль профсоюзов.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Большинство исследователей в своих трудах показывают, что между неравенством и экономическим ростом есть обратная корреляционная зависимость, поэтому достижение оптимального уровня экономического неравенства при прочих равных условиях, скорее всего, будет способствовать более быстрому экономическому росту.
В данной работе мы проанализировали и обосновали наиболее важные проблемы регулирования экономического неравенства в масштабах глобальной экономики:

  • методологические проблемы анализа неравенства;
  • долговые проблемы мировой экономики;
  • проблему избегания налогов;
  • глобализацию;
  • ослабление профсоюзов и рост доли самозанятых;
  • демографический кризис и глобальное старение населения;
  • цикличность развития экономического неравенства.

Игнорирование описанных проблем создает значительные риски для развития мировой экономики, поэтому были сформулированы ключевые направления совершенствования государственной экономической политики, требующие от всех стран мира скоординированного и ответственного подхода для обеспечения устойчивого роста мировой экономики.

Список литературы
1. Дорофеев М. Л. Экономическое неравенство в России: проблемы и пути их решения //Вестник ГУУ. 2020. № 9 [Электронный ресурс] – URL: https://cyberleninka.ru/article/n/ekonomicheskoe-neravenstvo-v-rossii-problemy-i-puti-ih-resheniya.
2. Дорофеев М. Л. Анализ причин долгосрочных изменений экономического неравенства в мировой экономике // Финансы: теория и практика. 2020. № 24.
3. Дорофеев М. Л. Влияние монетарной политики на уровень экономического неравенства в США //Вестник МГИМО-Университета. 2020. № 13.
4. Капелюшников Р. И. Неравенство: как не примитивизировать проблему // Вопросы экономики. 2017.№ 4.
5. Лившиц С. В. Бедность и неравенство доходов населения в России и за рубежом. Часть 1 // ЭНСР.2017. № 3.
6. Россошанский А. И. Социально-экономическое неравенство населения в контексте развития социального государства современной России // Вестник НГИЭИ. 2019. № 7 (98).
7. Якунин В. И., Сулакшин C. С., Аверкова Н. А., Багдасарян В. Э., Богдан И. В., Орлов И. Б. Политическое измерение мировых финансовых кризисов. Феноменология, теория, устранение. – М. :Научный эксперт, 2012.
8. Alstadsæter A., Niels J., Zucman G. Tax Evasion and Inequality // American Economic Review. 2019. №109.
9. Alvaredo, F., Chancel L., Piketty T., Saez E., Zucman G. World inequality report 2018.
10. Benhabib J. The Trade-off Between Inequality and Growth // Annals of Economics and Finance. 2003.Vol. 4 (2).
11. Condon C., Saraiva C. Powell Says Fed Policies ‘Absolutely’ Don’t Add to Inequality // Bloomberg Economics. 2020.
12. Davtyan K. The distributive effect of monetary policy: The top one percent makes the difference //Economic Modelling. 2017. № 65.
13. Gozgor, G., Ranjan P. Globalisation, inequality and redistribution: Theory and evidence // The World Economy. 2017. № 40.
14. Harrington B. Capital Without Borders. – Cambridge, MA : Harvard University Press, 2016.
15. Homer S., Sylla R. A History of Interest Rates, Fourth Edition. – Wiley Finance. John Wiley & Sons, Inc,2011.
16. IMF (2017) IMF Fiscal Monitor: Tackling Inequality, October 2017.
17. Keeley B. Income Inequality: The Gap between Rich and Poor, OECD Insights // OECD Publishing. Paris,2015.
18. Kuznets S. Economic growth and income inequality // The American Economic Review. 1955. № 45.
19. Lee C.-S. International Migration, Deindustrialization and Union Decline in 16 Affluent OECD Countries,1962-1997 // Social Forces. 2005. № 84.
20. Li J., Han X., Zhang X. et al. Spatiotemporal evolution of global population ageing from 1960 to 2017 //BMC Public Health. 2019. № 19.
21. Lutz W, Sanderson W, Scherbov S. The coming acceleration of global population ageing // Nature. 2008.№ 451.
22. Menna L., Tirelli P. Optimal inflation to reduce inequality // Review of Economic Dynamics. 2017. № 24.
23. Meyer B. Financialization, Technological Change, and Trade Union Decline // Socio-Economic Review.2017.
24. Macdonald D. Labor Unions and Support for Redistribution in an Era of Inequality // Social Science Quarterly. 2019.
25. OECD: Employment Outlook. The Future of Work. 2019.
26. OECD: Pensions at a Glance 2019: OECD and G20 Indicators/ In OECD Pensions at a Glance.
27. Perez C. Technological Revolutions and Financial Capital: The Bubbles and Dynamics of Golden Ages. – Northampton: Edward Elgar Publishing, Inc, 2003.
28. Piketty T. Capital in the twenty-first century. – Cambridge, MA : Belknap Press, 2014.
29. Tridico P. Inequality in Financial Capitalism. 1st Edition. Routledge frontiers of political economy, 2017.
30. UN 17 Goals to Transform Our World. 2020.
31. U.S. Census Bureau. Personal Income: PINC-04. 2018.
32. World Bank. Global Waves of Debt: Causes and Consequences. 2019.
33. Wood A. Globalisation and the Rise in Labour Market Inequalities // The Economic Journal. 1998. № 108.
34. Wiedmann T., Lenzen M., Keyßer L. T., Steinberger J. K. Scientists’ warning on affluence // Nature Communic
ations. 2020. № 11.


Наши проекты