Тел.: +7 (495) 708-32-81, (499) 245-02-13  •  E-mail: reclama@tpnews.ru

"Государство все больше раздувается"

A A= A+ 01.04.2014

- Господин Фабер, вы все еще покупаете золото?

- Да. Обладание материальным золотом лично для меня является страховкой от тех безобразий, которыми занимаются правительства. В случае  реализации наихудшего сценария - при банкротстве государств или гиперинфляции - правительства не скажут: "О, это мы допустили ошибку". Они будут искать виноватых.

- И таковыми станут состоятельные граждане?

- Думаю, в этом случае капиталы частных лиц не останутся неприкосновенными.

- Значит, золото - страховка от кризисов, это первое. А что посоветуете, если я захочу поиграть на бирже?

- Как инвестор вы можете неплохо заработать на акциях золотодобывающих предприятий. При последнем снижении цен они сильно упали и являются сейчас хорошим вложением.

- Принципы установления процентных ставок в США не изменились, эмиссия доллара продолжается. Для акций это хорошо?

- ФРС уже двадцать лет проводит политику денежной экспансии. После банкротства хедж-фонда  LTCM в 1997г., краха на Nasdaq и ипотечного кризиса процентные ставки искусственно занижались - сегодня они фактически на нуле. В марте 2009г. биржевой индекс S градусов amp;P 500 достиг дна на 670 пунктах. Сейчас мы видим 1700пунктов - показатели утроились! Искусственное занижение ставок и покупка облигаций взвинтили цены на акции и недвижимость. Но экономический эффект был довольно невысок. Милтон Фридман в книге "Капитализм и свобода" писал, что проблема правительственных программ в том, что начинают их в условиях кризиса, но не прекращают после того, как заканчивается кризис. Так что государство все больше раздувается. Для ФРС все сложнее сменить курс. А когда она однажды все же это сделает, что произойдет с рынками акций?

- Так какие же биржи еще представляют интерес с точки зрения инвестирования в акции?

- Если вы сейчас дадите мне 100млн евро и попросите инвестировать их в какие-нибудь акции, то я выберу, вероятно, новые индустриальные страны, чей уровень так сильно упал в последнее время. Малайзия, Таиланд, Гонконг, Сингапур - там много акций, дивидендная доходность которых составляет порядка 5%. Это не очень много, но все же это сигнал, что денежные потоки этих предприятий в порядке. Интересен вьетнамский рынок. Япония меня не впечатляет, но Nikkei, возможно, даст лучшие показатели, чем другие рынки.

- Звучит не очень обнадеживающе.

- Мы находимся на периферийном рынке. В 1970-х, когда я начинал свою карьеру, ситуация была похожая. И все же возможности, разумеется, существуют. Некоторые отрасли мощно развивались и на этом периферийном рынке. Вы богатели, если у вас тогда были акции золотодобывающих и энергетических компаний.

- А, какие возможности вы видите сегодня?

- Год назад я начал инвестировать средства в иракские акции. Это очень и очень дешевый рынок, и тому есть, конечно, свои причины. Но не верьте всем сообщениям СМИ! Такие каналы, как CNN, все время ищут сенсации и катастрофы. Когда начались беспорядки в Бангкоке, они затронули лишь одну улицу. А по телевидению все выглядело так, словно пламя охватило всю страну. Иракская экономика растет, и нефтедобыча развивается весьма бурно.

- Подобное может произойти в Сирии?

- Перспективы Ближнего Востока в целом представляются мне довольно мрачными. США вели совершенно некомпетентную политику. Сейчас террористов там больше, а деятельность "Аль-Каиды" активнее, чем до начала интервенций. И с Сирией примерно та же ситуация: я там был три года назад. Асада сирийцы не любили, но жизнь там была гораздо стабильнее, чем во многих других странах региона. И посмотрите, какой хаос там сейчас!

- Такие страны, как США, все активнее применяют фрекинг, чтобы удовлетворить свою потребность в энергоносителях. Не утратит ли Ближний Восток свое значение для мировой экономики?

- Я с осторожностью отношусь ко всему, что касается сланцевого газа. Просто об этом пока еще очень мало известно. Взгляните, какой спрос на нефть в Китае: он вырос в три раза и составляет сейчас 10 млн. баррелей. Думаю, эта цифра может вырасти и до 20 млн. баррелей. Таким странам, как Китай и Индия, нужно больше нефти.

- Вы живете в Таиланде и Гонконге. Оттуда вы в течение тридцати лет имели возможность следить за подъемом Китая. Что вы думаете по этому поводу при взгляде из Гонконга на материк сегодня?

- Когда в конце 1970-х я впервые приехал в Шэньчжэнь, там почти не было ни фабрик, ни домов. Шэньчжэнь был рыбацкой деревушкой. Потом Дэн Сяопин преодолел сопротивление консервативных сил и добился осуществления своей идеи об особых экономических зонах. С этого все и началось. Тогда никто не мог себе представить, что Китай однажды станет крупнейшим потребителем сырья. В то время мои друзья из Тайваня говорили мне: ничего не получится, китайцы слишком ленивы, а под руководством коммунистического правительства ничего сделать невозможно. Хотя правительство там по-прежнему формально коммунистическое, но экономика Китая ультракапиталистическая. В 1986 г. была основана биржа - сразу на одиннадцать акций! А в 1990-е уже почти вся страна превратилась в особую экономическую зону. И сегодня в Шэньчжэне проживают более 10 млн. человек. Взлет Китая совершенно беспрецедентен.

- В Шанхае недавно была создана новая особая экономическая зона. Там Китай намерен опробовать свободную продажу юаня. Каково, на ваш взгляд, значение этого проекта?

- Совершенно неизбежно, что юань однажды станет свободно конвертируемым. Это лишь вопрос времени. Создание зоны свободной торговли могло бы ускорить развитие этого процесса. Китай предпочитает проводить испытания в малом масштабе. Правительство прекрасно видит, каковы преимущества Гонконга с его свободной экономикой. Шанхай намерен добиться того же уровня конкурентоспособности. Поэтому Гонконгу придется напрячься, если он хочет сохранить лидерство. Впрочем, этот город всегда извлекал прибыль, в том числе и из взлета Китая. Сегодня Гонконг - это закупочный центр соседа-гиганта. То же относится и к Макао: эта бывшая португальская колония стала китайским центром игорного бизнеса, давно затмившим Лас-Вегас.

- Финансовые операции в Китае пока находятся под строгим контролем, а курс юаня удерживается в узком русле. Каковы будут последствия его высвобождения?

- Во многих секторах Китай уже сейчас важнее для мировой экономики, чем США. Экономика США тесно связана со сферой услуг. Но если снизится потребность Китая в сырье, то это отразится на всем мире. Все больше торговых операций проводится в юанях. И это вполне логично: как только юань станет свободно конвертируемым, он составит серьезную конкуренцию доллару.

- Как на этом заработать?

- Если бы я знал! Судя по всему, сегодня доллар не самая лучшая валюта для вложения капитала. Если взглянуть на другие валюты, например, стран Юго-Восточной Азии, доллар выглядит относительно прочным. Главный вопрос сейчас: как отреагирует Китай на снижение темпов роста? Пойдет по пути Японии и снизит цену своей валюты? Похоже на войну валют. Но скажем так: если китайская валюта останется сильной, то и китайские акции сохранят свою привлекательность.

- Значит, вы покупаете китайские акции?

- Мне не очень нравятся китайские предприятия. Хорошие предприятия уже не так дешевы, а плохие настолько плохи, что мне уже и не нужны. Кто хочет получить прибыль с Китая, тому лучше всего покупать гонконгские акции. Кроме того, акции казино Макао тоже представляют интерес. Если только Китай не легализует внезапно азартные игры на материке, то рост там, вероятно, продолжится. Это не лишено риска, но если играть на повышение, возможно, оно того стоит.

- И что же? Вы играете на повышение?

- Взлет Китая непостижим. Взгляните на достижения Китая в Африке. Там за шесть месяцев построен мост, на который Всемирному банку потребовалось бы шесть лет. То, чего добиваются китайские предприятия, недостижимо сейчас ни для американских, ни для немецких. В пустыне Гобиони работают в три смены при минус двадцати градусах. Скорость и готовность на жертвы беспрецедентны. Но это не значит, что так будет всегда. Кроме того, я не доверяю результатам современных статистических исследований.

- Сейчас они предсказывают рост в 7%. А каковы же темпы роста экономики Китая на самом деле?

- Не более 4%! В последние годы Китай сильно увеличил объем кредитов. Большими деньгами всегда легко раздуть рост экономики. И это не только китайская проблема. ВСША с начала 1980-х происходит то же самое. Попробуйте посчитать, насколько выросли долги американских потребителей на данный момент. Это ставит рост под большое сомнение. Но вечно продолжать играть в ту же игру не выйдет. Когда-нибудь предел будет достигнут.


Наши проекты