Тел.: +7 (495) 708-32-81, (499) 245-02-13  •  E-mail: reclama@tpnews.ru

Когда банки не верят в бизнес, наша задача – поддержать гарантиями и помочь малому и среднему бизнесу расти. Исполнительный директор Фонда содействия кредитованию малого бизнеса Москвы Антон Купринов.

A A= A+ 14.04.2020

Исполнительный директор Фонда содействия кредитованию малого бизнеса Москвы Антон Купринов рассказа л генера льному директору аналитического агентства «БизнесДром», председателю Комитета «ОПОРЫ РОССИИ» по финансовым рынкам Павлу Самиеву и директору по аналитическим и рейтинговым проектам аналитического агентства «БизнесДром» Веронике За к ировой о гарантийной поддержке бизнеса в Москве, планах Фонда и текущем состоянии национальной гарантийной системы (НГС) в России.

–  Антон Эдуардович, как вы оцениваете работу Фонда в 2019 г., какие события были особенными и каки х результатов уда лось достичь?

– Прошедший год для нашего Фонда оказался успешным, были поставлены амбициозные задачи по привлечению пору чительств д л я увеличения финансирования малого и среднего бизнеса в Москве, с нашим участием банки дол ж ны бы л и выдать кредитов на 25  м лрд руб., и планы были даже перевыполнены. Наш Фонд выдал МСП поручительств примерно на 13 млрд руб., под поручительства предприниматели смогли получить кредиты на 26,9 млрд руб. Учитыва я конк у ренцию на московском рынке с Корпорацией МСП это было не просто. В 2019  г. с рядом крупнейших партнеров мы стали работать по упрощенному механизму взаимодействия – без двойного рассмотрения сделок. В 2019  г. росли и объем, и сложность сделок, иногда удлинялись сроки рассмотрения заявок. Мы совершенствовали внутренние процедуры, и в целом нам удалось сократить время принятия решения по сделкам, надеемся и дальше быть конкурентоспособными по срокам: партнерам выдаем гарантии за три дня, но фактически даже быстрее  – за полтора-два дня. По более сложным сделкам, где бывает необходимо запрашивать дополнительную информацию, регламентный срок до семи дней, но сейчас мы смогли сделать и этот процесс быстрее.

Отмечу наш особый подход к сделкам по госзаказу: мы упростили требования к подаваемым документам и снизили ставку по банковским гарантиям до 0,5 процента годовых. Меньше требований к документам стало и со стороны банков, поскольку этот рынок менее рис кова н н ы й. На ш Фон д ру ководс т вуе тся такой логикой: если предприятие выиграло один, второй, третий, возможно, не очень большой госзаказ, не исключено, что компания может выиграть и более крупный. Многие банки в это не верят и отказываются финансировать небольшой бизнес. Мы стараемся участвовать в этих сделках, поскольку это и есть гарантийная поддержка таких предпринимателей, иначе они никогда не вырастут. Наша задача – помочь малым и средним предприятиям расти, а значит, создавать новые рабочие места и платить больше налогов.

–  Что, по ва шем у мнению, необходимо гарантийной системе на тек у щий момент, чтобы она оказывала существенное влияние на рынок кредитов МСП? Что ограничивает рост гарантийной поддержки?

–  Глобальная проблема  – низкий уровень проникновения гарантийной системы в кредитовании. Например, в Москве доля кредитов с нашим у частием среди всех кредитов МСП около 3%, и это немного. Нужно ставить задачи по повышению этой доли, возможно, до 10–15%. Для этого нужны серьезные ресурсы, Корпорация МСП у же в этом году будет тестировать перевод гарантийной системы на другие принципы финансирования, которые в перспективе позволят в разы увеличить выдачи поручительств. Системе нужны новые продуктовые подходы. Например, чтобы финансировались стартапы, предприятия, которые предоставляют в залог интеллектуальную собственность, необходимо понять, кто и каким образом закроет риски таких проектов. У нас есть в работе подобные кейсы в порядке эксперимента. Также важно привлекать и другие инстит у ты развити я, на пример, на ш Фонд работает не только с банками, но и с Фондом «МИР», с московским и федеральным фондами поддержки промышленности. Также НГС (Национальная гарантийная система) требует насыщения финансированием и отлаживания бизнес-процессов между региональным и федера льным у ровнями, чтобы можно было успешно делать совместные проекты.

В значительной степени масштабировать систему и быстро нарастить количество сделок с участием НГС в портфелях банков возможно с использованием «портфельного метода»  – РГО (региональная гарантийная организация) смотрит портфель банка, оценивает его качество, затем гарантирует определенное число сделок в этом портфеле. Это было бы гораздо быстрее и эффективнее текущих подходов. Однако для этого нужна технология и соответству юща я законодательна я база, где должно быть четко задекларировано, что это господдержка, снять ограничения по так называемому целевому использованию средств.

Еще одна общая проблема фондов – падение доходов, в том числе на финансовых рынках, при сохраняющемся уровне выплат. При этом капитализация фондов остается небольшой, исключение составляет наш Фонд с капитализацией 10 млрд руб., у подавляющего большинства фондов она соста вл яет нескол ько сотен миллионов рублей. К сожалению, пока не придуман механизм сохранения доходов фондов, например, при размещении временно свободных средств, до сих пор непонятно, как решать эту проблему. В идеале это безрисковый инструмент с 15% годовых, который позволил бы фондам сохранить доходность и располагать средствами на выплаты

– Расскажите, взаимодействуете ли с иностранными РГО? Как подобные фонды работают на Западе, есть ли разница?

–  Наш Фонд  – единственная в России РГО, которая состоит в Ассоциации гарантийных организаций стран Европейского союза. Мы принимаем активное участие в работе Ассоциации, в 2016 г. наша практика управления рисками была признала лучшей в Европе. Мы взаимодействуем с иностранными фондами, обмениваемся опытом. Однако следует понимать, что объем кредитного рынка МСП и объем гарантийной поддержки в России и Европейском союзе несравнимы, так же как размеры кредитных портфелей и число полу чателей поддержки – они различаются на порядки. Это зависит от размера экономики, от доли МСП в ВВП, в Европе она традиционно больше, там накоплен больший опыт – господдержка существует с послевоенных времен и в разных формах: гарантийные фонды, гарантийные банки, механизмы взаимодействия государства и РГО, в том числе с регионами. У нас гарантийная система во многом заимствована и адаптирована достаточно успешно, но проблема в том, что ее необходимо пополнить капиталом и сделать всеми признаваемой, известной. Нужно, чтобы об этой мере поддержки знало предпринимательское сообщество, чтобы банки и партнеры гарантийных организаций были уверены, что система устойчива и выплачивает средства по гарантийным случаям. Это одна из основных задач, на наш взгляд, которую нужно решать. Международный опыт гарантийной поддержки подсказывает, что при огромном разнообразии форм таких организаций в конечном итоге все они рассчитывают на компенсацию государством затрат по выплатам.

– Сейчас активно развиваются альтернативные формы финансирования: факторинг, лизинг, микрофинансирование. Поделитесь планами Фонда на 2020 год, собираетесь ли запускать новые проду кты или развивать существующие, если они уже есть?

– Есть экспериментальные сделки по финансированию компаний, которые предоставляют интеллектуальную собственность в залог, в них участвуют также Роспатент и коммерческие банки. Продолжим модернизировать систему упрощенного рассмотрения заявок и будем включать в нее другие банки  – это то, что планируем в первую очередь. Также необходимо найти решения, чтобы у нас росли не только объем предоставляемых поручительств, но и число МСП, которые получают поддержку. Несмотря на то что, по данным опроса ВЦИОМ в декабре 2019  г., 38% респондентов  – предпринимателей Москвы знает о наших поручительствах, существует задача повысить узнаваемость Фонда, чтобы предприниматели знали больше о гарантийных организациях и их работе. Низкая информированность это не только наша проблема, коллеги из Европы рассказывают, что у них также предприниматели слабо осведомлены о господдержке кредитования.

Что касается альтернативных форм кредитования – есть сделки, связанные с факторингом, лизингом, мы планируем и дальше развивать эти продукты. Сейчас у всех региональных организаций, кто этим занимается – и наш Фонд не исключение, – такие сделки носят единичный характер. В цепочке финансирования факторинговой сделки всегда появляется один из партнеров – обычно крупное предприятие-покупатель, дебитор по сделке, и в большинстве случаев это факторинг без регресса, то есть факторинговая компания принимает на себя риск по этой сделке. Например, когда малое предприятие осуществляет поставки для крупной торговой сети. По факту поддержку и средства получает поставщик, но должен будет расплачиваться по сделке не субъект МСП. Стоит уделить внимание этому механизму и посмотреть, можно ли как-то модифицировать такие сделки с факторингом, если да, тогда этот рынок имеет большой потенциал для РГО.

Мы общались со многими микрофинансовыми организациями, их, к сожалению, стало значительно меньше, многие «уходят» в государственный сегмент. На сегодняшний день пока такого продукта у нас отдельно нет. Ведем переговоры с краудлендинговыми партнерами, один из регионов уже запустил такой продукт. Мы держим рук у на пульсе, смотрим, какой спрос на такие продукты в Москве. Однако есть проблема: большинство банков и организаций сделки финансирования на небольшие суммы проводят без человеческого участия – их рассматривает «робот», а встроиться в каждую бизнес-модель, каждую систему партнера дорого, потому что появление РГО в любой сделке для партнера ведет к ее удорожанию, трате времени. Фонды должны очень постараться, чтобы партнерам за хотелось у частвовать в совместной сделке. Здесь мы снова возвращается к вопросу популяризации системы РГО и ее признания другими участниками финансового рынка. Мы не отказываемся от новых идей или продуктов, изучаем, что делают фонды в других регионах, странах. Если приходят предложения или у нас появляются идеи, мы, конечно, все анализируем и смотрим, чем можем быть полезны.

 


Наши проекты