Тел.: +7 (495) 708-32-81, (499) 245-02-13  •  E-mail: reclama@tpnews.ru

АССОЦИАЦИЯ РОССИЙСКИХ БАНКОВ– МОЩНЫЙ ИНСТРУМЕНТ ОБРАТНОЙ СВЯЗИ ОБЩЕСТВА И ГОСУДАРСТВА, Г. А. Тосунян, Президент АРБ, академиком РАН, доктором юридических наук

A A= A+ 19.04.2021

Ассоциация российских банков (АРБ) служит интересам банковского сообщества и страны более 30 лет. О том, чего удалось достичь за эти непростые годы, о проблемах и перспективах развития Ассоциации и банковской системы главный редактор журнала «Банковское дело» В. Ф. Нестеренко побеседовал с академиком РАН, доктором юридических наук, Президентом АРБ Г. А. Тосуняном.

 

В. Н.: Гарегин Ашотович, Ассоциации российских банков 30 лет. Она ровесница современной России. Как менялись задачи Ассоциации по мере развития страны?
Г. Т.: И сама банковская система, и Ассоциация как ее главный представитель повторяют траекторию движения страны. На этапе становления Ассоциации нужно было сформировать культуру общения и на рынке, и с властными структурами, и с клиентами, притом что правила игры формировались, что называется, на коленке. В самом начале развития банковского сектора России не было многих необходимых системных вещей, например, банковского и налогового законодательства. Тогда со стороны властных структур, которые только формировались, были большие ожидания и заинтересованность в банках и Ассоциации как их представителе, потому что банки были в авангарде реформ и в процессе формирования рыночных отношений. Хотя в банковской системе было много негатива, который мы старались изжить, тем не менее само движение экономики и законодательства к понятному системному уровню происходило в первую очередь в банковском секторе. Банки были в авангарде всех преобразований. Потом постепенно государство стало крепнуть, регулирующие органы – развиваться, регулятор превратился в мегарегулятора. Возник новый уровень отношений государства и бизнеса, государство стало компенсировать те пробелы в законодательстве и практике регулирования, которые были на начальном этапе развития рыночной экономики. Компенсация пробелов сопровождалась порой тем, что многие проблемы стали валить на банки, которые были объявлены главными носителями недостатков и даже криминала в финансовой сфере. Появился соблазн списать на банки все просчеты в экономической политике за долгое время ее шараханий из крайности в крайность. Стихийные процессы в экономике и в системе управления экономикой отражались на банках.

В 1990-е гг. Ассоциация российских банков была ярким представителем современных преобразований. В то время было много позитивного с точки зрения создания конкурентной среды, современных методов ведения банковского бизнеса. В России за очень короткий период, несмотря на все имевшиеся негативные явления, сформировалась банковская система, которая сейчас адекватно воспринимается во всем мире. Однако шараханье в экономической политике в те годы, например, от массированной выдачи банковских лицензий до гордости за массовый их отзыв отразилось и на Ассоциации. В ситуации такого хаотичного броуновского движения АРБ вела себя довольно устойчиво, внедряла в банковскую практику методы цивилизованного ведения бизнеса, международные, европейские стандарты банкинга. В результате сейчас российские банки
не только идут вровень с зарубежными кредитными институтами, но и по ряду вопросов, например, интернет-банкингу, другим современным банковским технологиям опережают коллег. Это удивительно, но это итог непростого развития банковской системы за 30 лет с нулевого состояния до современной банковской системы.
Не будем забывать и про сложную макроэкономическую среду, в которой развивалась российская банковская система, например, о гиперинфляции в 1990-е гг. Инфляцию преодолели, но проблеме адекватных процентных ставок по кредитам достаточного внимания не уделялось. А ведь доступная ставка по кредиту очень важна для экономики и населения. Таким образом, российская банковская система развивалась в сложных условиях, и нельзя недооценивать роль Ассоциации как представителя интересов банковского сообщества. Такая успешная роль АРБ связана и с тем, что в ней учитывают мнение и голос каждого банка. Мы придерживаемся принципа «Один банк – один голос», и такой демократический подход критикуется время от времени, например, со стороны банков-монополистов.
Это издержки болезни роста. Сейчас мы находимся на такой стадии развития, когда пытаются вернуть такие атавизмы советского периода, как масштаб деятельности, гигантомания, зарегулированность всех процессов.


В. Н.: Когда Ассоциации легче было достигать поставленных целей: в 1990-е гг., когда государство было слабым, или сейчас?
Г. Т.: Когда Ассоциация ставила системные задачи, то в 1990-е гг. государство очень прислушивалось к нам. Например, даже в вопросах назначения руководителей Банка России. АРБ активно занималась формированием банковского законодательства, в том числе по важнейшим вопросам развития банковской системы. Так, по инициативе Ассоциации в России не появились филиалы иностранных банков, что могло привести к утечке ресурсов из страны.
Мы выступали за иностранные инвестиции в банковский сектор до определенного уровня, но не за присутствие филиалов. Нам удалось отстоять независимость российской банковской системы. Хотя другая наша цель – формирование такого инвестиционного климата в стране, который бы предотвратил утечку капиталов, – к сожалению, до сих пор не достигнута. В начале этого века произошла стабилизация в экономике, укрепилось государство.
Тогда мы очень тесно работали с руководством ЦБ РФ, председателем Банка России С. М. Игнатьевым, его заместителем А. А. Козловым. На Президиуме Госсовета, на котором обсуждались стратегические вопросы развития банковской системы, я имел возможность выступить с ключевым докладом по банкизации России. Совместная работа Ассоциации и Банка России находила понимание во всех властных структурах. 

После ухода с поста председателя Банка России С. М. Игнатьева и смены руководства ряда крупных банков начинается попытка ослабления роли АРБ в жизни банковского сообщества. Определенные круги, предпочитающие решать свои вопросы в кулуарах, стали пытаться ставить вопрос: зачем нам Ассоциация российских банков? В последнее время ситуация меняется в лучшую сторону. Банк России в общем-то заинтересован в понимании реальной ситуации на рынках, в банковском секторе. Без мнения тех, кто непосредственно работает в банковском бизнесе, сделать это невозможно. И очень хорошо, что здравый смысл одерживает верх.
Но мы по-прежнему ставим острые, злободневные для банковского сообщества вопросы, например, о растущей монополизации рынков, которая ведет к стагнации экономики. АРБ принципиально выступает за диалог, понимание позиций сторон, высокую этику общения, дипломатический подход.


В. Н.: Если сравнить роль банковских ассоциаций в европейских странах и в России, то как можно определить значимость АРБ в экономике и банковской системе по сравнению с аналогичными зарубежными институтами?
Г. Т.: На каком-то этапе развития банковской системы России мы даже опережали европейские страны. В период активного формирования рынка участие Ассоциации в генерации идей, формировании банковского законодательства было очень значимым, влияние Ассоциации было сильнее, чем во многих зарубежных странах. Сейчас мы находимся на таком среднестатистическом уровне активности: есть страны, где ассоциации играют большую роль, где-то – меньшую, у нас золотая середина.


В. Н.: Можно сказать, что проблем во взаимоотношениях Ассоциации с властными структурами сейчас нет?
Г. Т.: Да, мы активно сотрудничаем с различными органами власти, там есть понимание необходимости диалога и взаимодействия. Например, мы уже более 20 лет плодотворно работаем со Службой финансового мониторинга. Выстроена успешная работа с Банком России, хотя у нас и есть разногласия по ряду вопросов. Очень плодотворное сотрудничество у Ассоциации сложилось с Федеральной налоговой службой, Службой судебных приставов.


В. Н.: Можно сказать, что за 30 лет Ассоциация превратилась во влиятельную и эффективную общественную организацию, сотрудничество с которой позволяет государству решать проблемы развития экономики и банковского сектора?
Г. Т.: Да, можно сказать, что Ассоциация – мощный инструмент обратной связи от общества, участников рынка, бизнеса, банков, граждан к властным структурам. И прямой связи от государства к бизнесу. Обратная связь эффективно дополняет прямую связь, которая реализуется в законах, нормативных актах, регулирующих правилах. В гражданском обществе очень важно иметь контур обратной связи, уважительного диалога – это залог успешного развития экономики и общества в целом.


В. Н.: Нужны ли в банковском секторе саморегулируемые организации?
Г. Т.: Я был автором и горячим приверженцем саморегулируемых организаций, в том числе в банковском секторе. Саморегулирование в гражданском обществе – это горизонтальное взаимное влияние участников рынка друг на друга, ответственность их перед потребителями услуг и обществом.
Но здесь важна не столько форма, сколько содержание. Например, профсоюзы – мощная организация, которая по идее должна защищать интересы трудящихся. Но в СССР идея профсоюзов была выхолощена, они были придатком партийно-государственной машины. Если в наших условиях сейчас создавать саморегулируемые организации, то велик риск того, что монополисты под видом саморегулирования будут навязывать обществу формы ведения бизнеса, которые удобны им. Мы не только к этому пока не готовы, но реализация прекрасной идеи саморегулирования в нынешних условиях может привести к негативным последствиям для банковского сектора и страны в целом.


В. Н.: Кризис перепроизводства финансовых средств в мировой экономике продолжает углубляться. Ситуация ухудшилась в период пандемии. Многие эксперты говорят о близком крахе финансового «пузыря». Насколько устойчива сейчас российская банковская система к подобного рода шокам?
Г. Т.: Негативные факторы развития мировой экономики наблюдаются давно. Рисков, в том числе непредсказуемых, много, поэтому трудно дать однозначный оптимистичный прогноз развития ситуации в мировой экономике и экономике России, которая, безусловно, зависит от глобальных процессов. Но разговоры о крахе доллара или мировой финансовой системы мне кажутся слишком абстрактными, спекулятивными, если хотите. Я не разделяю апокалипсических теорий, привык оперировать конкретными цифрами и фактами, анализировать конкретные экономические явления. Вместе с тем ситуация на рынках определяется суммарным вектором действий участников, и если они будут придерживаться высоких этических норм ведения бизнеса, то никакой катастрофы не будет. И наоборот, аморальность и алчность могут порождать масштабные негативные явления.


В. Н.: Банк России объявил о возможном введении цифровой валюты. О введении цифровых валют говорят и за рубежом. Как Вы оцениваете перспективы введения цифровых валют? Какую позицию занимает АРБ?
Г. Т.:
АРБ адекватно отреагировала на обращение Банка России ко всем участникам рынка обсудить тему цифрового рубля. У Ассоциации есть свое видение этой проблемы, изложенное в соответствующем документе. Заключение АРБ по предложениям Банка России размещено на сайте Ассоциации. Мы описали разные сценарии введения цифрового рубля, попытались сформулировать наши предложения. Многие страны, например, Китай, Южная Корея, Швеция, Багамские острова, далеко продвинулись в вопросе введения цифровой валюты. Это мировая тенденция, нам важно не опоздать, но и не слишком торопиться.
Цифровой рубль может иметь свои преимущества, но в то же время обсуждение идеи внедрения цифровой валюты в определенной степени связано с тем, что избыточное регулирование выталкивает участников рынка в теневой сектор экономики, в том числе в «цифрово-теневой». Есть желание преодолеть такие явления, но трудно пока сказать, как это будет происходить на практике. В целом пока не до конца ясны цели, которые преследует Банк России, предлагая внедрение цифрового рубля. От этих целей будет многое зависеть.


В. Н.: Сейчас обсуждается идея создания платформы цифровых расчетов между контрагентами напрямую, минуя коммерческие банки. Какие это может иметь последствия для банковской системы и экономики?
Г. Т.: Это недопустимо, потому что противоречит действующему законодательству. Это очень опасный и разрушительный путь, я надеюсь, что эта идея не найдет поддержки в обществе и во властных структурах.


В. Н.: Какие риски в банковском секторе в этом году вызывают у Вас наибольшую озабоченность?
Г. Т.: Вызывают озабоченность накапливающиеся проблемы, связанные с пандемией, карантинными ограничениями. В банковском секторе наблюдается рост проблемной задолженности, у бизнеса появились и укрепляются негативные психологические установки. Проблемы накапливаются, возможные формы их разрешения вызывают озабоченность.

 

В. Н.: Какие меры со стороны государства могли бы улучшить положение банков?
Г. Т.:
Необходимы максимальные меры стимулирования банковского бизнеса в регионах. Отзыв лицензий у региональных банков ведет к усыханию бизнеса в регионах, и это очень негативная тенденция.


В. Н.: Может ли введение расчетов с помощью цифрового рубля привести к демонополизации рынка расчетных услуг?
Г. Т.: Если все это сделать на одном интерфейсе Банка России или одного банка-монополиста, то это приведет к еще большей монополизации. Если диверсифицировать интерфейсы, чтобы возможность создавать и пользоваться платежными системами имели многие банки, то да, это будет способствовать демонополизации.


В. Н.: Россия всегда была богата талантами. Человеческий капитал, интеллектуальные ресурсы – важный фактор успешного развития экономики и общества в целом. Но насколько эффективно используются эти ресурсы сейчас? Что надо сделать для более эффективного использования человеческого капитала?
Г. Т.: Россия действительно уникальная много-
национальная страна с большой историей, имеющая богатый человеческий капитал. Наша страна и наш народ, в том числе,
возможно, благодаря своей многонациональности, возможно, благодаря огромной территории, бесконечному богатству природы и ее ресурсов, возможно, благодаря многоконфессиональности, возможно, благодаря суровому климату (на большей части территории), возможно, благодаря множеству смешанных браков, не знаю благодаря чему, но обладает какой-то уникальной Душой!
Мы умеем ПО-НАСТОЯЩЕМУ любить и ненавидеть. Мы умеем работать до потери пульса и напиваться до потери памяти. Мы умудряемся допустить врага до Москвы, а потом занять пол-Европы. Мы умеем первыми покорить космос, но 20 с лишним процентов нашего населения в XXI веке имеют жилье, не обеспеченное канализацией. По уровню развития естественных наук, и не только, мы опережаем мир, но при этом по уровню жизни населения отстаем от множества стран.
Мы умудряемся выдвигать потрясающие гуманитарные проекты и идеи о социальном равенстве, о всеобщей грамотности населения и защите здоровья, об улучшении жилья и увеличении продолжительности жизни, но воплощают их чаще другие.
Поразительно, но есть в нашем народе что-то такое, что делает нас особой нацией, которую и победить невозможно, и убедить в более рачительном использовании своего бесконечного богатства сложно.
Видимо, материальные блага для нас не главный приоритет и Господь поставил перед нами более важную и сложную задачу – познать душу человека, или целого поколения, или всего нашего общества. А для этого, наверное, Господь периодически ставит нашу нацию, народ в экстремальные условия, в которых и проявляются все лучшие и худшие качества.
Не знаю, насколько поймет меня читатель, но хочу привести здесь небольшую проповедь священника из 30-х годов прошлого века: «В сегодняшнем чтении Евангелия слышим мы слова Спасителя:
– Не думайте, что пришел Я принести мир на землю.
Не мир Я пришел принести, а меч!.. – Что же означают эти слова? Неужели Господь желает нам зла, горя, раздоров и войн?
Нет! Господь не желает нам ни зла, ни войн, не пророчит нам горя. Меч, о котором говорит нам Спаситель, – это меч истины Христовой, который отделит доброе семя от злого, зерна пшеницы от плевел, час великой жатвы и час Страшного суда, который грядет неизбежно.
Смута на Руси ныне великая. Но выбор есть всегда!
Одни угнетают братьев своих, дерут три шкуры, нещадно спаивают, оболванивают верноподданническими газетами, ведут, словно скот, на бойню кровавых войн.
А другие сеют зерна просвещения, отстаивают гражданские права и свободы, приближают то великое завтра, когда ни один человек не будет пить кровь другого.
И я говорю вам, образовывайтесь и будьте добрее!
Ибо наш меч – это меч просвещения, добра, общественной пользы, который отсечет вековое мракобесие и невежество и сделает нашу убогую матушку Русь передовой державой мира.
Образовывайтесь и ничего не бойтесь, потому что с нами Спаситель!».
Я не священник, но хочется мне повторить его слова в своей интерпретации:
Просвещайтесь и научитесь мыслить самостоятельно и самокритично!
Уважайте людей, себя и каждого, кто рядом с вами, но не в зависимости от его богатства и статуса, а в зависимости от того, насколько создает и излучает он тепло и позитив!
Нам надо прежде всего сформировать такую культуру в обществе, и тогда все приложится. Потому что с нами Господь!


В. Н.: Гарегин Ашотович. благодарю Вас за интересную беседу. Желаю Вам и Ассоциации новых успехов!


Наши проекты