Тел.: +7 (495) 708-32-81, (499) 245-02-13  •  E-mail: reclama@tpnews.ru

РЫНОК ДОЛГОВ В РОССИИ: ПРОБЛЕМЫ, РЕШЕНИЯ, ПЕРСПЕКТИВЫ. Иван Рыков

A A= A+ 24.08.2021

Превращение долгов в «возможности» начинается с осознания того, что долги
могут выступать «товаром». Цифровая трансформация ускоряет формирование эко-
системы организованного рынка долгов, в условиях которой это станет возможным.

О состоянии рынка долгов в России, имеющихся проблемах, путях их решения заместитель главного редактора Марина Нестеренко побеседовала с Председателем Совета Ассоциации специалистов по работе с проблемными активами,  заместителем Председателя Совета по финансово-промышленной и инвестиционной политике Торгово-промышленной палаты
РФ,  членом рабочей группы Государственной Думы РФ по совершенствованию Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» И. Ю. Рыковым.

 

Б. Д.: Иван Юрьевич, ваша работа в значительной степени связана с проблемными активами, долговыми обязательствами. Какое значение имеет этот вид активов в современном мире?
И. Р.: Для большинства людей долг, долговые обязательства – это что-то незримое, но очень тяжелое. По моему мнению, наши взаимные обязательства являются «скрепами общества», вошедшими в наш менталитет и обеспечивающими стабильность деловых и личных отношений, а также возможность экономической деятельности. Долги появились и развивались вместе с обществом и будут до тех пор, пока общество будет существовать.


Б. Д.: Возможность долгового кризиса в мировой экономике, ряде развитых стран активно обсуждается экономистами и политиками. Существует ли такая угроза в России?
И. Р.: Долговая нагрузка ежегодно растет как снежный ком, и скорость этого процесса в последнее время увеличилась втрое. С моей точки зрения, долговой кризис – призрачное явление, которого все так долго боялись, – станет реальным в самое ближайшее время. Это вызвано тем, что в российской экономике по умолчанию заложена система, которая не генерирует достаточно прибыли, по этой причине идет образование долговой нагрузки. При этом отсутствует система, которая сдерживала бы или ослабляла эти негативные явления в экономике. Общий объем долгов в России на сегодняшний день составляет порядка 80 трлн руб. Скорость роста долгов утроилась – вместо 3–3,5 трлн руб. в предшествующие годы в 2020 г. рост задолженности составил более 10 трлн руб. Есть опасность, что при сохранении такой динамики роста задолженности через несколько лет она может превысить ВВП страны, что будет говорить о надувании долгового «пузыря».


Причина данной ситуации в том, что в России отсутствуют эффективные механизмы урегулирования задолженности:
■ эффективность принудительного взыскания дебиторской задолженности службой судебных приставов крайне низка, особенно в отношении корпоративных долгов;
■ длительность судебных процедур взыскания позволяет недобросовестным компаниям вывести активы, в том числе за границу;
■ показатель возврата денег в процедурах банкротства снижается седьмой год подряд и на текущий момент составляет около 3%;
■ реабилитационные процедуры банкротства носят формальный характер, излишне зарегулированы и не содержат рабочих инструментов реструктуризации кредиторской задолженности;
■ результативность работы с проблемными долгами в корпоративном секторе также невысока, по экспертным оценкам, доля «токсичных», невзыскиваемых долгов достигает 79% от общей суммы дебиторской задолженности;
■ процедуры медиации по-прежнему применяются в единичных случаях и так и не вошли в практику российского бизнеса.


Эти и другие причины приводят к тому, что новые долги ежедневно генерируются, но в нужном объеме не урегулируются, оседая «отравляющим» слоем на российской экономике. Результат – структурный дефицит ликвидности и цепные неплатежи.

ИВАН ЮРЬЕВИЧ РЫКОВ
 
• Председатель Совета Ассоциации специалистов по работе с проблемными активами
• Заместитель Председателя Совета по финансово-промышленной и инвестиционной политике Торгово-промышленной палаты РФ
• Член рабочей группы Государственной Думы РФ по совершенствованию Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»
• Руководитель рабочей группы по разработке законопроекта о санации бизнеса
• Лауреат Ежегодной международной премии в области экономики и финансов имени . П.А. Столыпина за вклад в антикризисное управление
• Организатор национальной премии «Антикризисный менеджер года»

 

Б. Д.: Какие тенденции рынок долгов демонстрирует сегодня?
И. Р.: Для меня долги и долговой рынок – это в первую очередь инструмент, причем такой, с которым можно и нужно работать как с обычным явлением. Это нормально, когда долги возникают, – плохо, когда нет механизма их урегулирования.
Долги становятся товаром. Однако как такового рынка долгов в России до сих пор нет. Есть какието отдельные «островки», где организована работа с такими активами. В некоторой степени отлаженными с точки зрения работы с долгами могу назвать только банковский сектор и сферу банкротства предприятий. Например, при реализации дебиторской задолженности в процедурах банкротства и в банковской сфере долги выставляются на электронные торговые площадки и выкупаются инвесторами и профессиональными взыскателями, умеющими работать с данным видом проблемных активов. Но для общего долгового института необходима комплексная инфраструктура. В настоящее время происходит очередной этап формирования экосистемы рынка долгов. Цифровизация ускоряет трансформацию рынка долгов и его переход от стихийного к организованному. Появляются финтехпроекты, которые часто прямо или косвенно касаются возникновения и урегулирования долговых обязательств.


Привлекательной представляется идея маркетплейса долгов – виртуального пространства, в котором встречаются кредиторы и инвесторы в долговые активы. Для полноценной работы с этим проблемным активом необходимо завершение формирования экосистемы, включающей оценку рыночной стоимости долговых активов, различные маркетплейсы и агрегаторы, торговых брокеров и других консультантов, фонды и индивидуальных инвесторов. Но больше всего необходимо изменение культуры и отношения к долгам в обществе, осознание, что долги – это в первую очередь активы, инструмент получения дохода и экономического влияния. Я ожидаю, что, учитывая ускоряющиеся темпы цифровой трансформации, мы увидим массовые сделки с долгами в ближайшие 2–3 года.


Б. Д.: Что сдерживает развитие рынка долгов сегодня?
И. Р.: Наибольшую проблему сейчас представляет оценка долгов. В России нет и не было квалифицированной оценки долговых обязательств. На практике применяются только расчеты из финансовой математики, но дебиторская задолженность – это не только сумма обязательств, в первую очередь это перспектива и возможность ее взыскания. Единые стандарты оценки долгов позволили бы дать ориентир и кредиторам, и инвесторам в долговые активы, снизить риски неопределенности при совершении сделок с долгами. Разработка единого стандарта оценки долгов позволит сблизить ожидания продавца и покупателя, их зоны возможного соглашения при заключении сделки уступки прав требований.


В настоящее время под эгидой Ассоциации специалистов по работе с проблемными активами организована рабочая группа по разработке стандарта оценки долгов, который будет предложен Минэкономразвития России в качестве федерального стандарта. Ряд проблем на рынке обусловлен неэффективными механизмами доцифровой эпохи. Речь прежде всего идет о работе судебных приставов. Несмотря на усилия и локальные примеры, цифровизировать эту службу так и не удалось. Не получается у ее сотрудников обеспечить оперативное и эффективное принудительное взыскание задолженности, особенно в
сфере корпоративных долгов. Неудивительно, что судебный пристав, перегруженный большим числом исполнительных производств, не имеет возможности что-либо противопоставить командам юристов и финансистов, разрабатывающим новые схемы вывода активов и ликвидирующим компании вместе с долгами.


Почти 10 лет обсуждается идея введения в России института негосударственных судебных исполнителей (так называемых частных приставов). Многие ведомства уже высказались в поддержку этой идеи как позволяющей сэкономить бюджетные средства и при этом получить эффективный инструмент взыскания долгов. Другие ведомства осторожно относятся к этой инициативе, что тоже вполне объяснимо, ведь любое новое нарушает уже сложившиеся связи и требует дополнительных усилий.
С моей точки зрения, системе принудительного взыскания долгов нужна глубокая реновация, так как проблема глубже, чем кажется. Возможно, корни проблемы в том, что не всем выгоден прозрачный и организованный рынок долгов. И речь должна идти об изменении образа мышления в этих структурах. В частности, я ни разу не слышал от представителей этих структур об инновациях, о которых сейчас не говорит разве ленивый. От этого страдают добросовестные участники, не имеющие возможности своевременно взыскать деньги с контрагентов. Результат – цепные банкротства и замедление темпов роста экономики страны.


Часто проблемы замалчивают, стараются не выносить сор из избы. Показатели отчетности – не прозрачные, вызывают множество вопросов у экспертов, что не позволяет открыто обсуждать вопросы реструктуризации и развития устаревающих институтов.


Б. Д.: Что может выступить драйвером трансформации долгового рынка?
И. Р.:
В сущности, сама экономическая ситуация является драйвером развития долгового рынка, так как компании испытывают недостаток ликвидности и начинают искать скрытые финансовые резервы. Как раз таким источником выступает дебиторская задолженность.


Далеко не каждое предприятие обладает достаточными компетенциями в области оценки и взыскания долгов, поэтому появляется все больше и больше сервисов, помогающих компаниям, да и просто физическим лицам справиться с ростом долгов и превратить их в деньги. Наш опыт анализа пакетов дебиторской задолженности крупных корпораций показывает, что ликвидность долгов существенно переоценивается менеджментом. Так, по нашим данным, более 79% долгов компаний является невзыскиваемыми.
Пандемия, ускорившая темпы цифровизации, также сыграла свою роль. Если в 2018-2019 годах никто всерьез не рассматривал дебиторскую задолженность как реальный финансовый источник, то в этом году десятки миллиардов рублей долгов ежемесячно выставляются на торги.


Б. Д.: Какие долговые сервисы востребованы сейчас и в будущем?
И. Р.:
Бурное развитие финтехтехнологий вызвало появление различных сервисов работы с долгами. Приобретают популярность сервисы быстрой оценки долгов. Такие сервисы готовы в онлайн-режиме оценить финансовую устойчивость должника, которая в значительной степени влияет на ликвидность долга в целом. Однако онлайн-сервисы пока имеют очень высокую степень погрешности и подходят в основном для предварительной оценки долгов.
Для углубленной оценки долгов рынок предлагает различные «карты риска», которые помогают в принятии управленческих решений относительно контрагентов, их задолженности, а также пакетов долгов. Например, управленческими решениями относительно долгов могут быть принудительное взыскание задолженности или ведение переговоров, аутсорсинг бизнес-процессов урегулирования и реструктуризации задолженности или уступка прав требований.


Еще один тренд – сервисы, осуществляющие рейтингование долгов, поскольку развитие рынка долгов требует их стандартизации. Стандартизация позволит вовлечь в оборот еще больше компаний и долгов.


Б. Д.: Можно ли сейчас инвестировать в долги?
И. Р.:
На мой взгляд, инвестиционный потенциал в долгах, безусловно, есть. Однако это пока удел избранных. Со временем такая инвестиционная ниша будет доступна все большему числу потенциальных инвесторов. Ожидаемая доходность будет значительно превышать проценты, которые сейчас может предложить инвесторам фондовый рынок.
Рынок долгов действительно станет «голубым океаном», и через несколько лет сформируется как самостоятельное направление для вложения временно свободных денежных средств инвесторов.


Наши проекты