Тел.: +7 (495) 708-32-81, (499) 245-02-13  •  E-mail: reclama@tpnews.ru

РСПП СТРЕМИТСЯ ЭФФЕКТИВНО ВЫСТРАИВАТЬ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ МЕЖДУ БИЗНЕСОМ И ВЛАСТЬЮ. Вице-президентом РСПП А. В. Мурычевым.

A A= A+ 21.12.2021

О важнейших событиях в жизни страны, тенденциях развития эконо-
мики и финансового сектора, роли РСПП в развитии общества главный
редактор журнала «Банковское дело» В. Ф. Нестеренко побеседовал с
вице-президентом РСПП А. В. Мурычевым.

В. Н.: Александр Васильевич, хотелось бы начать интервью с вами как с общественным деятелем, позиция которого всегда интересна читателям БД. 21 октября Владимир Владимирович Путин выступил на Валдайском форуме с программной речью, в которой задан тренд разработки идеологической составляющей развития России. В основу идеологии предлагается положить умеренный консерватизм. В то же время существует взгляд на консерватизм как на идеологию, которая противится всему новому. И вдруг, скажем так, новый взгляд на консерватизм и консерваторов. Как вы думаете, такая точка зрения имеет право на существование?
А. М.: Я думаю, несомненно, имеет, тем более что речь идет о России. Мне речь президента понравилась. Почему? Потому что в обществе ожидали появления такого, я бы сказал, манифеста. В глобальном мире происходят быстрые изменения, однако не все новые явления приемлемы для нашего общества. При этом идеологическая концепция России нуждается в развитии и конкретизации. Например, хорошо бы иметь четкое представление о ценностях, с которыми мы идем в будущее. Очевидно, эти ценности должны основываться на наших традициях, ментальности, культуре, морально-этических качествах. Причем наши традиционные ценности и понятия, например, совесть или справедливость, не всегда осознаются западным человеком. Я понимаю, что такая точка зрения разделяется не всеми в нашем обществе, особенно в либеральных кругах, но считаю, что наши традиции и ценности – основа нашего бытия и нашего будущего. Вместе с тем надо понимать, что молодое поколение выросло в условиях западной модели капитализма, которой свойственны либеральные ценности. Наверное, в этой модели есть много полезного, но наше общество не может принять либеральные ценности без ограничений, без учета наших традиций и исторического развития. Российское общество, конечно, неоднородно, но я думаю, что традиционные ценности, например, ценность семьи и брака как союза мужчины и женщины, близки большинству живущих в нашей стране людей. К сожалению, сейчас традиционные ценности на Западе размываются, такая же ситуация угрожает и России, это большая проблема. Поэтому я считаю, что президент своевременно предложил российскому обществу концепцию здорового консерватизма.

В. Н.: Безусловно, даже задание неких идеологических трендов имеет для нашего общества большое значение. Мы говорим о русской цивилизации, о русском мире, не имея хорошо структурированного и оформленного мировоззрения. Меня настораживает, что пока нет хорошо проработанной, цельной концепции. Может быть, сначала стоило разработать идеологическую платформу с вполне понятными всем критериями – что для нас хорошо, а что для нас плохо, потом вынести на обсуждение, затем, возможно, на референдум. Не получится, как часто бывает, – поговорили, восхитились и забыли?
А. М.: К сожалению, пока нашей традицией не стало активное обсуждение в обществе таких проблем, а этого явно не хватает для успешного развития страны. Наверное, в выступлении В. В. Путина не все детали такой концепции обозначены, ведь сама речь – это и приглашение общества к обсуждению проблемы, внесению предложений, хотя механизмы и площадки для такой дискуссии пока остаются непроработанными, и в этом я также вижу проблему.
Важный элемент концепции консервативного развития, как я считаю, – образование подрастающего поколения, образование в широком смысле слова, включая формирование нравственности, идеологическую и философскую составляющие мировоззрения. К сожалению, на молодое поколение сильно влияют негативные тенденции в современном общественном сознании, деструктивные явления в интернете. Но подавляющему большинству молодых людей нужны здоровые ориентиры, которых, увы, очень мало. В обществе недостаточно популяризуются такие качества, как патриотизм, традиции, моральнонравственные ценности. Сегодня нет четкой политики в области воспитания и образования. В этом вопросе очень важна роль учителя, много значат отношение к нему общества, подготовка учителей. Чтобы учитель не только давал ученикам образование, но и активно занимался воспитанием личности учащегося, был моральным примером. И это, несомненно, важная общественная задача, которую нельзя откладывать на потом.
В. Н.: Без конкретизации понятия «здоровый консерватизм», без понимания, куда идет и как развивается наша страна, в общем-то, мы и дальше будем молодежь упускать. Давайте обратимся к истории. Возьмем, например, индустриализацию СССР. Там же был трудовой подъем, потому что людей захватила идея построения самого свободного, самого совершенного государства или общества на земле, социалистического общества, в перспективе – коммунистического. Это действительно был трудовой героизм. И мы гордились, что живем в такой стране. А сейчас молодежь подражает современным кумирам, старается во всем на них походить. Растет легко управляемое поколение людей. В чем сейчас учитель может убеждать детей, когда у нас нет перспективной цели нашего существования?
Многим людям непонятно, куда идет страна. Перемены не всегда позитивно воспринимаются обществом, например, пенсионная реформа. Создается впечатление, что нет четкого плана реформ, концепции развития общества.
А. М.:
Если анализировать ситуацию, трудно не согласиться – плана нет. В стране все эти годы доминантой была либеральная идея, и она, к сожалению, продолжает господствовать.

Идеологическая концепция России нуждается в
развитии и конкретизации. Например, хорошо бы
иметь четкое представление о ценностях,
с которыми мы идем в будущее.

В. Н. Почему ситуация не меняется?
А. М.
: Либеральные идеи имеют свою ценность, но нам важно понимать, что нас ждет завтра. Сейчас фактически мы видим, что и на Западе наблюдается кризис либерального вектора развития. Все сильнее чувствуются кризисные явления в экономике, политике, культуре. Даже в оплоте либерализма – США – они все ярче. Нет, нам нельзя к этому стремиться. Здесь нужен явный переход к пониманию того, как мы будем дальше строить общественную жизнь, государственные институты. По моему мнению, надо опять возвращаться к идее социальной справедливости прежде всего. У нас почему популярны социалистические идеи в народе? Потому что в них заключено стремление к равноправию людей, к социальной справедливости, уверенности в завтрашнем дне. Сейчас, особенно в условиях пандемии и снижения жизненного уровня многих людей, эти идеи становятся вновь привлекательными. Значит, социальная справедливость для России – определяющая цель развития. Есть очень болезненные проблемы, требующие быстрого решения, связанные прежде всего с падением доходов населения. Или, к примеру, почему существенно не индексируются пенсии, почему не индексируются пенсии работающим пенсионерам, которые продолжают уплачивать социальный налог? Денег нужно много, а денег не хватает на все? Но так ли это? Бюджет ожидается профицитным, золотовалютные резервы как никогда велики, на 19.11.2021
они составляют 626,3 млрд долларов. При этом возможны разные пути пополнения казны. Например, многие утверждают, что нужна прогрессивная шкала налогообложения. Хотя я не считаю, что это нужно делать. Существующий сегодня порядок налогообложения вполне устраивает бизнес, налоговые поступления растут. Введение прогрессивногоналога с очевидностью вытолкнет предпринимателей в «серую зону». С другой стороны, у нас сейчас подоходный налог 15% для тех, кто получает больше 5 миллионов. Увеличив подоходный налог всего на 2%, мы получили дополнительные десятки миллиардов рублей, которые были направлены на поддержку больных детей. Это пример реализации хорошей идеи. Нужно развивать эту практику, увеличение НДФЛ на несколько процентов не разорит состоятельных людей. При этом разовые выплаты пенсионерам по 5–10 тысяч рублей проблемы не решают.
По моему личному мнению, в России не состоялась пенсионная реформа. Народ откровенно высказывается. Я тоже общаюсь с людьми, слышу их критические замечания. И хотя как экономист понимаю, что повышение пенсионного возраста – неизбежная мера, вместе с тем я считаю, что реформа могла бы проводиться более эволюционно, реализовываться продолжительное время, учитывать все факторы, прежде всего ментальное восприятие людей уровня советской пенсии и возраста выхода на пенсию. Это ощущалось всегда как достижение критериев, позволяющих рассматривать выход на пенсию как долговременную финансовую защищенность и еще в работоспособном возрасте.
В целом сейчас нужны системные меры по улучшению социальной ситуации в стране, при этом надо, чтобы народ их ясно видел. Нам требуется единая система обеспечения социальной защищенности людей. Люди должны знать, что их жизнь будет улучшаться и как конкретно она будет улучшаться, какой будет жизнь через 5 или 10 лет. И здесь можно вспомнить положительные примеры из нашей истории. У нас ведь были впечатляющие успехи в социально-экономическом развитии страны. Хоть и с огромными издержками, тем не менее за 20 лет восстановили страну после Гражданской войны, провели индустриализацию, отладили государственное управление, выстроили все институты, укрепили вооруженные силы.
В. Н.: И народ поддерживал, видел цели движения и их достижение на практике.
А. М.:
После войны за считаные годы построили десятки тысяч предприятий, возродили разрушенные города. А в основе таких успехов была вера людей в страну, в будущее. Если веры нет, то не потянутся люди. Поэтому нужно начинать с веры, которая построена на уверенности в завтрашнем дне, защищенности людей.
В. Н.: Надо начинать с души человека.
А. М.:
Да, надо начинать с души и веры в будущее, с уверенности, что, даже если сейчас плохо, совместные усилия сделают жизнь лучше. Вера – основа русского человека, его душевное состояние, отличие от западного человека, у которого разум рулит. Приведу пример. Граф Петр Петрович Шереметев, который родился в Марокко, а ныне живет во Франции (отец эмигрировал в революцию), сказал мне: «Александр, в чем отличие русского человека от западного? В том, что у них голая прагматика кругом, прибыль, дивиденды, успех. А у русского человека все идет от души, от сердца. Первичное решение принимается эмоциями».

В целом сейчас нужны системные меры по
улучшению социальной ситуации в стране, при
этом надо, чтобы народ их ясно видел. Нам
требуется единая система обеспечения социальной
защищенности людей.

В. Н.: Я дважды был в США и оба раза поражался, насколько они другие. Возвращаясь к идее здорового консерватизма. Есть еще один аспект: а кто будет воплощать эту идею в жизнь? Как вы справедливо заметили, многие из тех, кто принимает решения, привержены либеральным ценностям. От идеи до ее воплощения часто бывает очень длинная дорога, особенно в России. Если здесь не принять волевых решений, то слова так и останутся словами. Как вы думаете, способны ли в современных условиях эти прогрессивные, с моей точки зрения, идеи быстро у нас прижиться, или для этого потребуется очень, очень много времени?
А. М.:
Мне кажется, проблема нашей общественно-политической жизни заключается в том, что у нас еще не полностью структурировался политический институт в лице партий и общественных движений. Хотя у нас они есть, имеются парламентские партии и внесистемные организации, но у нас нет четко структурированной политической институции. В этих условиях важно, я думаю, повышать роль законодательных органов власти как площадок, где конструктивно обсуждаются проблемы, волнующие людей, и принимаются самостоятельные решения. Важно, чтобы в эти органы избирались самостоятельно мыслящие люди, которые будут положительно влиять на решения правительства, формирование бюджета, основных направлений денежно-кредитной политики, налоговой политики и т. д. Парламент мог бы стать ведущей площадкой для поиска новых решений и конструктивных изменений в обществе. Если народ почувствует, что в стенах парламента происходят благотворные изменения, появляются новые идеи, которые созвучны
чаяниям людей, то и в обществе в целом ситуация начнет меняться в лучшую сторону.
Другое важное направление изменений – реформирование образования, повышение статуса учителя, увеличение бюджетного финансирования школ, образовательных учреждений, университетов. Разумеется, начинать надо с качества подготовки учителей, ревизии учебных пособий и книг по истории, обществоведению, литературе – все это писалось в 90-е годы. Это годы ложных представлений о том, как надо и чему надо учить детей. Во многом необходимо возвращаться к советской школе, основанной на неразрывности обучения и воспитания.
И очень важно максимально задействовать учреждения культуры, чтобы они активно формировали в обществе высокие морально-нравственные стандарты, несли идеи патриотизма, снимали фильмы и писали книги о заслуженных людях, настоящих героях нашего времени. Но этих людей нет ни в интернете, практически нет и на телевидении, включая государственные каналы.
В. Н.: Александр Васильевич, теперь хотелось бы перейти к вопросам, касающимся повестки РСПП. Снова ужесточаются меры противодействия коронавирусной инфекции. Бизнес, по всей видимости, будет нести убытки? На этом фоне какие направления работы в сфере финансовой политики и финансовых рынков сейчас представляются в РСПП наиболее приоритетными?
А. М.:
Несомненно, влияние эпидемии коронавируса и мер, связанных с противодействием ей, огромно. Мы занимаемся разработкой способов поддержки в финансовой сфере с самого начала этой пандемии. Сейчас мы также чутко реагируем на предложения бизнеса и правительства в данной сфере. РСПП направил в Правительство РФ предложение об обязательной вакцинации населения. Вместе с тем нам видится, что ключевая роль финансовой системы и финансовой политики остается неизменной – максимально эффективное для современного бизнеса и экономики перемещение, аккумулирование и распределение финансовых ресурсов. Именно это определяет фронт работы РСПП на данном направлении, включающий такие вопросы, как повышение доступности финансовых ресурсов для российских компаний, различных  отраслей российской экономики, снижение барьеров в осуществлении финансовых трансакций, включая международные расчеты, развитие цифровых технологий и цифровой экономики в целом, формирование индустрии ответственного (ESG) финансирования, повышение кадрового потенциала в финансовой сфере и многие другие.
В. Н.: Действительно, по большому счету задачи финансовой системы неизменны, но тогда почему, с вашей точки зрения, постоянно требуется ее донастройка, корректировка?
А. М.:
Мы живем не в статичном, а динамичном мире. Случаются кризисы, возникают как позитивные, так и, к сожалению, негативные внешние факторы. Важно иметь отлаженную, качественно функционирующую систему взаимной обратной связи между бизнесом и властью. РСПП всегда максимально эффективно выстраивал такое взаимодействие. Сейчас в финансовой сфере мы кроме традиционных экспертных обсуждений стараемся внедрить системы оценок и обратной связи, обеспечивающие понимание ключевых направлений работы в целом по всему спектру, определить участки, на которых требуется приложить наибольшие усилия, по мнению большинства компаний, выявить области недопонимания между финансовой и нефинансовой сферой и решить еще много задач по обеспечению живой реакции на изменяющиеся обстоятельства.
Одним из ключевых инструментов здесь становится регулярное проведение опросов среди компаний.

В этих условиях важно, я думаю, повышать роль
законодательных органов власти как площадок, где
конструктивно обсуждаются проблемы, волнующие
людей, и принимаются самостоятельные решения.

В. Н.: Вы затронули тему опросов. На финансовом форуме звучал анонс результатов опроса о доступности финансов. Какие наиболее существенные моменты показал этот опрос? Какие конкретно выводы РСПП сможет сделать из него, какие шаги предпринять?
А. М.:
Нам опрос на данную тему представляется системным. Он затрагивает возможность выполнения финансовой системой именно функции по аккумулированию и распределению финансовых ресурсов. К ключевым задачам следует отнести обеспечение емкости ликвидности российского финансового рынка, в том числе путем стимулирования притока иностранных инвесторов (как юридических, так и физических лиц).
Привлечение нерезидентов на биржевой товарный рынок в РФ, несомненно, не только окажет позитивное влияние на развитие торговли, но и повысит доверие к национальной валюте как расчетной клиринговой единице, вместе с тем привлечение иностранных игроков на российский рынок – довольно сложная задача.
С одной стороны, иностранному игроку вроде и интересно иметь прямой выход на продавца, а с другой стороны, купить товар по биржевой цене не проблема, проблема – доставить этот товар до пункта назначения, и здесь без интеграции логистической инфраструктуры с инфраструктурами западных и азиатских биржевых площадок привлечь иностранных игроков будет проблематично.
Да и делать это надо осторожно, чтобы не допустить переноса волатильности с мировых площадок на внутренний российский рынок (к примеру, цена газа на европейских хабах в десятки раз превышала его стоимость на рынке РФ).Вместе с тем объем биржевой торговли на рынках нефти, нефтепродуктов, природного газа, других ключевых товаров растет год от года, и потенциал рынка огромен в случае прихода иностранных игроков. Поэтому надо подумать, как их привлечь.
Также важным направлением можно считать поддержку проведения первичных размещений (IPO) на российском рынке, в том числе небольших высокотехнологичных компаний, иностранных эмитентов, основной бизнес которых сосредоточен в Российской Федерации. Однако здесь требуется большая и системная работа.
Говоря о рынке долевого финансирования, следует отметить, что, по мнению компаний, наиболее негативное влияние на принятие решения инвесторов об осуществлении финансирования посредством участия в первичном размещении акций оказывают консерватизм инвесторов, недостаточная ликвидность рынка, непрозрачность компанииэмитента и отсутствие государственной политики по развитию рынка IPO.
Учитывая полученные результаты и отвечая на ваш вопрос о том, какие конкретно действия можно предпринять, отмечу, что, кроме названной работы по выявлению и снятию конкретных барьеров, мы сейчас обсуждаем вопрос и прорабатываем алгоритм по всем аспектам доведения финансовых ресурсов через региональные банки до небольших региональных бизнесов.

Важно иметь отлаженную, качественно
функционирующую систему взаимной обратной
связи между бизнесом и властью.

В. Н.: В числе направлений работы вы назвали повышение эффективности международных расчетов. Эта тема в различных аспектах обсуждается уже довольно давно. Что вы считаете приоритетным сейчас в этой сфере?
А. М.:
Большинство компаний – членов РСПП рассматривают санкционный риск как наиболее значимый негативный фактор при осуществлении международных платежных операций и взаиморасчетов. И здесь главное – валютные риски, избежать их возможно только через прямые взаиморасчеты в несанкционных валютах. А наиболее эффективными механизмами увеличения доли использования несанкционных валют при осуществлении международных платежных операций и взаиморасчетов компании считают развитие инструментов денежного рынка в несанкционных валютах, прежде всего рынка валютных деривативов (свопов, фьючерсов, опционов); отлаживание системы прямого привлечения и размещения свободной ликвидности в нужных валютах в корпоративном секторе; формирование наднационального фонда ликвидности и привязку курса валют к цифровой расчетно-клиринговой единице данного фонда.
В связи с этим мы видим в качестве ключевых направлений развитие системы клиринговых расчетов в национальных валютах, формирование соответствующей инфраструктуры и инструментария, в том числе инструментария денежного и валютного рынков, детальную проработку вопроса о создании наднациональной цифровой расчетно-клиринговой единицы или даже цифровой валюты.
В. Н.: Вы также упоминали цифровизацию. Последние несколько лет это очень модная тема. Называя данное направление работы, вы следуете моде – или есть объективные основания особо выделять его?
А. М.:
Выделение цифровизации – это, конечно, не дань моде. Все результаты опросов компаний в этой сфере (цифровой рубль, цифровизация активов) показывают, что цифровизация рассматривается как один из самых существенных инструментов повышения эффективности финансовых трансакций. Однако здесь наблюдается недостаточно тесная коммуникация по выработке приоритетов между финансовыми и нефинансовыми секторами. Требуется координация усилий и улучшение понимания всеми отраслями российской экономики роли и значения цифровизации, обеспечение быстрого и эффективного внедрения соответствующего инструментария и инфраструктуры в финансовой сфере, что, к сожалению, происходит не всегда. Взять хотя бы пример с долгим внедрением системы обращения цифровых финансовых активов, решением вопросов налогообложения оборота цифровых активов.
В. Н.: Вы также отметили вопрос о кадровом потенциале в финансовом секторе экономики. Какие приоритеты видятся в этой сфере?
А. М.:
В августе 2021 г. РСПП делал опрос по кадрам в финансовой сфере, результаты которого были включены в общие результаты опроса, проводимого Банком России. Почти две трети участников опроса ощущают нехватку молодых квалифицированных специалистов в финансовой сфере на рынке труда, при этом значительная часть компаний (более 60%) удовлетворены качеством образования молодых специалистов в финансовой сфере.
Меры по развитию квалификаций на финансовом рынке, включая развитие независимой оценки квалификации, на наш взгляд, целесообразно распространять не только на специалистов финансовой индустрии, но и на специалистов в других сферах экономики, поскольку все большее число предприятий реального сектора используют инструменты финансового рынка как для привлечения долгового финансирования и акционерного капитала, так и для размещения денежных средств. 

 


Наши проекты