Тел.: +7 (495) 708-32-81, (499) 245-02-13  •  E-mail: reclama@tpnews.ru

«Санаторы банков получили дешевые деньги и используют эту ситуацию в своих целях»

A A= A+ 27.04.2016

Управляющий партнер Национального агентства финансовых исследований рассказал о том, почему банкам выгодна санация, а государству нет. Несмотря на постоянные

жалобы банков-санаторов о неподъемности ноши по оздоровлению других кредитных организаций, каждый раз на новую санацию выстраивается очередь из претендентов. Все дело в дешевых долгосрочных ресурсах и возможности «повесить» свои плохие активы на санируемый банк. При этом на рынке не известно ни одного случая завершившейся санации. Еще в конце прошлого года Центробанк попытался провести постановление о корректировке системы санации, однако пока его принятие тормозится.

 

«Санаторы банков получили дешевые деньги и используют эту ситуацию в своих целях»
 
О том, чем плоха ныне действующая система оздоровления кредитных организаций, и что в ней стоит изменить, «Реальному времени» рассказал Павел Самиев, управляющий партнер Национального агентства финансовых исследований (НАФИ).

 

«Банк-санатор, получая такую дешевую ликвидность, может для начала поправить и у себя ситуацию»

— Центробанк еще в конце прошлого года готовил целый пакет изменений в системе санации банков. Вы что-то знаете о судьбе этого постановления?

— Пока действительно непонятно, что будет с ним. Мы можем сейчас лишь говорить о том, что ЦБ считает важным для его изменений. А с точки зрения вероятности, когда это будет принято и какая судьба документов, я бы воздержался от комментариев.

— Тогда для начала расскажите, как сейчас происходит санация и чем она выгодна банкам?

— Модель санации оказалась достаточно интересной для санаторов прежде всего потому, что они получают в текущей модели санации дешевый длинный кредит. Это очень существенно, потому что сейчас дефицит этих длинных денег и дешевых денег, а тут, по сути, государство дает такую возможность. Это очень хороший ресурс для банка. Деньги должны идти на решение проблем санируемых банков. По факту, естественно, что банк-санатор, получая такую дешевую ликвидность, может для начала поправить и у себя ситуацию. То, что это дешевые деньги, это очень важно для санаторов, потому что он, конечно, может поправить себе рентабельность. Ликвидность он получает по сути для себя. Там процентная ставка на порядок ниже рыночной.

— А какая там процентная ставка?

— Разные вариации, но не выше 10%, что соответствовало бы рыночной. У всех по-разному: 1, 2, 3, 4 процента примерно. Частично информация по этому поводу закрыта, поэтому точно оценить, по каким условиям такие кредиты на санацию даются, не представляется возможным. Выгода — дешевые и длинные деньги, 10-20 лет может быть.

«Санируемые банки — очень хороший инструмент для того, чтобы на них повесить свои проблемы, которые есть у санатора»

— Откуда эти деньги берутся? Источник какой этих ресурсов?

— По сути, это государственные деньги. Механизм там достаточно сложный, но, по сути, это кредиты от государства. Логично, что деньги на санацию дает государство, но они возвратные и платные, то есть есть процентная ставка и есть достаточно четкий срок. Они очень дешевые, срок достаточно большой и поэтому это очень выгодно. Это первое.

Санируемые банки — очень хороший инструмент для того, чтобы на них повесить свои проблемы, которые есть у санатора. 

Вторая выгода в том, что санируемые банки — очень хороший инструмент для того, чтобы на них повесить свои проблемы, которые есть у санатора. Естественно, что санаторы имеют какие-то проблемы, то есть у них тоже могут быть плохие активы, какие-то сложности по части кредитного портфеля и много чего другого. Это удобно, что можно все повесить на санируемый банк, так как у санируемого банка есть мораторий исполнения нормативов, по-другому оценивается его отчетность, и можно нарушать, делать все в более свободном режиме. Получается, что можно какие-то плохие активы свободно повесить на санируемый банк — он же не исполняет нормативы. Это будет выглядеть нормально. Так как у него карт-бланш на то, чтобы это все не исполнять и показывать плохой результат, то оттого, что повесятся еще сколько то плохих активов, которые некуда было больше девать, то никто этого не заметит.

Понятно, что ЦБ начал это замечать, и как раз претензии ко многим санаторам в том, что они этим злоупотребляют. Но вообще это достаточно выгодно делать, если это делать в достаточно малых масштабах. Это, конечно, не хорошо, но и не смертельно. Подразумевается, что санатор не должен ухудшать положение санируемого банка, он должен, наоборот, его оздоравливать, а не сбрасывать на него балласт. Это второй момент.

«У нас до сих пор нет критериев, какая санация считается успешной, а какая нет»

Третий момент, и я считаю, что это крайне важно исправить, что у нас до сих пор нет критериев какая санация считается успешной, а какая нет. Какая ответственность за то, что санация идет как-то проблемно, что необходимый результат не достигается? Какие KPI есть у санатора по срокам и показателям и так далее? Этой системы не существует, и из-за этого не получается решить какая санация плохая, а какая хорошая. При этом критика есть. Но отделить санаторов и удачные случаи санации от неудачных не представляется возможным.

Я считаю, что это крайне важно исправить, что у нас до сих пор нет критериев какая санация считается успешной, а какая нет. Какая ответственность за то, что санация идет как-то проблемно, что необходимый результат не достигается? 

То есть, с одной стороны у санаторов есть преференции, и понятно, что это выгодно, как я уже сказал. С другой стороны, санаторы постоянно плачут и говорят о том, что даже тех денег, которые выделяются и даже то, что это, безусловно, дает некоторые моратории на нормативы и так далее, все равно недостаточно, потому что масштаб проблем гораздо выше, чем они ожидали при первой оценке. Они считают, что еще нужно давать дополнительные ссуды. Вопрос спорный. То есть санаторы говорят, что надо еще, а выглядит так, что они уж слишком злоупотребляют, и внешней оценки нет, внешнего аудита.

Санация происходит в рамках каких-то правил. Что там нарушается, ЦБ, наверно, сам смотрит, но никакой информации о том, что правильно, а что неправильно нет. Это начинает немного раздражать, потому что постепенно на рынке складывается мнение, что санаторы получили, с одной стороны, какие-то непонятные совсем нерыночные, дешевые деньги и, возможно, используют эту ситуацию в своих целях. При этом какой смысл для рынка, и для государства в том числе, непонятно, потому что все равно санации не происходят должным образом, и ни один банк не восстановился. Такие санации могут продолжаться вечно. Заморозили и все. В этом тоже есть здравое зерно и, возможно, система должна поэтому меняться, чтобы это был какой-то более конечный процесс. Причем с промежуточными санациями и оценкой.

— Есть какие-то примеры, когда однозначно сказали бы, что санация была неудачная?

— Есть один интересный случай санации, который делал «Пробизнесбанк». С одной стороны, сказать, чтобы она как-то отличалась в худшую сторону от остальных не могу. Там были злоупотребления, безусловно, там были внутригрупповые операции, которые поддерживали ликвидность и нормативы у санатора. Он помогал это делать, а он все равно нарушал, ему все равно было — санируемому. Отозвали лицензию у санатора, банк перешел на санацию к другому санатору. Это не то, что санация неудачная — у санатора отозвали лицензию. ЦБ никак это не комментирует, никаких заявлений не было по этому поводу.

— Еще обсуждалась возможность выступать в качестве санатора собственников банка. Как вы относитесь к этому предложению?

— Когда собственник тоже участвует и может быть представлен не только как акционер, но и как источник в капитале. Я положительно отношусь к этому, потому что я считаю, что в некоторых случаях, когда банки уже были отданы на санацию другим банкам или каким-то другим инвесторам, можно было вполне сделать такую схему, которая была бы более эффективна и менее затратна для государства.

«Татфондбанк» вполне обладает ресурсами, которые необходимы для того, чтобы быть санатором, и может быть санатором. Будет ли он злоупотреблять этой ситуацией и делать что-то неправильно, никто не знает.

Действительно, есть случаи, когда акционеры сознательно выводят активы или какие-то действия совершают, которые приводят к банкротству и собственно к отзыву лицензии. А есть ситуации, когда ошибочные решения, либо рыночные решения привели к ухудшению финансовых показателей и даже, возможно, к утрате ликвидности в необходимом размере, чтобы исполнять обязательства. И по сути, банк действительно оказался неплатежеспособным в какой-то момент, но он может дальше «вырулить». Требуются вливания, какие-то меры, в том числе возможна «самосанация». Она может быть эффективной. Если акционеры будут добросовестные, могут это доказать, то я думаю, что нужно давать такую возможность.

«Будет ли «Татфондбанк» злоупотреблять этой ситуацией и делать что-то неправильно, никто не знает»

— Если перейти к ситуации с «Татфондбанком», он взял на санацию второй банк подряд. Чревато ли это какими-то проблемами или наоборот?

— Санация остается непрозрачной. Как процедура выбора санатора, как процедура критериев, кого отдать на санацию, кто будет санатором и как идет санация. Это все непрозрачно, и в этом проблема. «Татфондбанк» вполне обладает ресурсами, которые необходимы для того, чтобы быть санатором, и может быть санатором. Будет ли он злоупотреблять этой ситуацией и делать что-то неправильно, никто не знает. Правильно ли был сделан выбор и какие вообще были варианты? Если не «Татфондбанк», то кто бы это мог быть? Как это решение было принято, никто не знает. Нет публичной информации о том, как этот выбор был сделан. Это означает, что мы не можем сказать, правильно это или нет. Главное, что это решение изначально не выглядит каким-то некорректным, потому что банк вполне и по ресурсам, и по параметрам может справиться с санацией. Как он будет действовать и как это решение принимал, насколько оно адекватно, глобально, тем более, что не один банк, сложно сказать. Это нужно было отдельно изучать, но информации нет.


Наши проекты