Тел.: +7 (495) 708-32-81, (499) 245-02-13  •  E-mail: reclama@tpnews.ru

Владимир Гамза: Для инвестиций и своих денег хватает

A A= A+ 21.08.2019
Иностранные инвестиции необходимы России, так как несут с собой новые, отсутствующие в России технологии. При этом и самим регионам насущно необходимо информировать не только население своего региона, но и федеральную власть о том, что происходит в вверенном губернатору субъекте с инвестициями и инновациями. Об этом и многом другом в интервью деловому журналу «Инвест-Форсайт» в рамках «Инвест-гостиной», совместного проекта ТПП РФ и «Инвест-Форсайта», рассказал Владимир Гамза, председатель Cовета ТПП РФ по финансово-промышленной и инвестиционной политике. 

— Рейтинговое агентство S&P совсем недавно подтвердило рейтинг России на инвестиционном уровне BBB- со стабильным прогнозом. Как вы считаете, подобный факт может ли исправить ситуацию с динамикой иностранных инвестиций в нашу страну и, может быть, даже приведет к росту?

— Так хотелось бы сказать: «Да, это так здорово. Завтра потекут инвестиции широким потоком». Конечно, на самом деле здорово, что S&P оценивает нас, если исходить из тех рейтингов, которые дает S&P, как страну, в которую можно приходить с инвестициями. Тем более что прогноз позитивный. Это в общем создает некую идеологическую основу для того, чтобы инвесторам вновь посмотреть на Россию. Почему вновь? Потому что на самом деле все пять лет, за исключением 2016 года, у нас прямые иностранные инвестиции только падали. Мы дошли до того, что за последние пять лет в восемь раз упали. Это печальный факт. За исключением одного года — в 2016 году по непонятным причинам был всплеск, позитивное сальдо инвестиций. У нас отрицательное сальдо по инвестициям. Вывоз из России прямых инвестиций больше, чем приток в Россию.

Я думаю, что основная причина — это, конечно, те санкции, в которых последние пять лет находится Россия. Учитывая структуру прямых инвестиций в Россию, мы все понимаем, что в этих так называемых прямых иностранных инвестициях значительную долю занимают наши офшорные российские…

— То есть практически — возврат капитала?

— Да, возврат капитала. Но, видимо, даже наши офшорные инвестиции приостановились, потому что в связи с этими санкциями достаточно высокая степень неопределенности. Кстати, если оценивать уровень этого рейтинга, то все восточно-европейские страны имеют рейтинг выше. Даже все прибалтийские страны имеют рейтинг выше. Большинство стран Юго-Восточной Азии, Индокитая имеет рейтинг выше. Большинство стран БРИКС имеет рейтинг выше. Поэтому нам есть, куда расти. Было бы, конечно, здорово, если бы тенденция повышения рейтингов и дальше продолжалась.

— Сколько должен держаться рейтинг на инвестиционном уровне BBB-, чтобы за границей поняли, что в Россию можно хотя бы с какой-то определенной долей стабильности вкладывать деньги? Год, два, три? 

— Я думаю, что лучше, если он всегда будет позитивным. Но не столько сам рейтинг все-таки влияет, хотя он тоже имеет существенное значение.

— За ним же потом остальные тянутся агентства?

— Надо иметь в виду, что прямые иностранные инвестиции делятся на две части: инвестиции краткосрочные (это большая часть) и инвестиции в основной капитал. Инвестиции в основной капитал сегодня составляют, если взять 2018 год, $8,8 миллиардов всего — прямых иностранных инвестиций, а инвестиции из них в основной капитал — только $1,3 миллиарда.

— Вы затронули тему санкций. Почему не боятся вкладывать в нашу страну, например, серьезные европейские экономики? Можно ли этот факт превратить в какую-то определенную тенденцию? Что для этого нужно с нашей стороны?

— На самом деле любое явление имеет свое объяснение. Та же Германия вкладывает по той простой причине, что она уже вложилась в «Северный поток — 1» и «Северный поток — 2». Германия сделала ставку на серьезное партнерство с Россией в энергетической сфере. Они понимают, что и России деваться от Германии некуда. Они понимают, что у них есть все условия для того, чтобы не бояться и вкладывать в российскую экономику. То же самое можно сказать, допустим, об Италии. Почему Италия все время стремится найти какие-то проекты, в которых можно было бы вложиться в Россию? По одной простой причине. Сальдо внешнеторгового баланса Италии и России очень сильно отрицательно для Италии, поэтому Италия всегда ищет новые варианты. Всегда есть какие-то основы, которые создают прочную базу для инвестиций в Россию. Наша задача — не столько заниматься рейтингами, хотя это тоже очень важно, сколько создавать прочную основу для серьезных инвестиций.

- Помимо иностранных инвестиций, внутренний инвестиционный потенциал России насколько, по вашему мнению, велик? 

— Я вам назову одну цифру, и вы сразу все поймете. Объем иностранных инвестиций в основной капитал в России занимает 0,8% в общем объеме инвестиций в основной капитал в нашей стране. Это не только 2018 год. Это вообще было на протяжении практически всех лет. Я посмотрел последние пять лет. Все пять лет — 0,8%. Спекулятивные инвестиции скачут вверх, вниз, падают, а эти на таком уровне и сохраняются. При этом надо понимать, у России внутренний потенциал для инвестиций огромный. Нам можно забыть на самом деле и не суетиться по поводу иностранных инвестиций. Конечно, здорово, когда есть иностранные инвестиции, но это для нас не критично. У нас внутренние свободные финансовые ресурсы сегодня составляют более 100 триллионов рублей.

— Весь вопрос в том, что они свободные…

— Инвестиции в основной капитал — 17 триллионов рублей. Представляете, какой потенциал для увеличения инвестиций в основной капитал. Это cash-позиция, это свободные ресурсы, которые хоть завтра можно направить в качестве инвестиций.

— Но не направляют…

— По одной простой причине. Мы уже почти 20 лет делаем ставку на избыточную сырьевую ренту. Мы считаем, что самое главное — добывать как можно больше полезных ископаемых, продавать и за счет этого обеспечивать экономику. На самом деле это никогда не решает проблем экономики. Проблемы развития внутренней экономики решает так называемое создание эффективного трансмиссионного механизма преобразования сбережений в инвестиции. Если такой трансмиссионный механизм создать, то тогда экономика, внутренняя экономика, несырьевая экономика начнет развиваться.

— В принципе, ведь об этом трансмиссионном механизме достаточно много говорят с совершенно разных трибун. Весь вопрос в том, чтобы его создать. Почему не создается?

— Если посчитать все внутренние ресурсы, cash-позицию, их примерно где-то 115-117 триллионов. Там есть некоторые экспертные оценки, как там считать.

— Фантастические суммы…

— Фантастическая сумма! Правительство привыкло жить за счет избыточной сырьевой ренты. Так проще. Делить-то проще. Каждый год эти деньги есть. Правильно поделил — и все. Вместо того, чтобы что-то создавать. Вместо того, чтобы создавать какие-то механизмы сложные, убеждать наших граждан, наших предпринимателей вкладывать деньги, что все будет хорошо, что завтра не придет к ним Генеральная прокуратура, не придет налоговая инспекция и скажет: «Что-то ты мало платишь налогов», — и так далее, и тому подобное. Это очень сложная задача — создание внутреннего инвестиционного климата. Это первое.

Второе. Создание самого инвестиционного механизма, создание трансмиссионного механизма — тоже очень непростая задача. Этим надо заниматься. У нас тот, кто должен был бы этим заниматься, Центральный банк, занимается только одним — таргетированием инфляции. Поэтому «у семи нянек дитя без глаза»…

— Раз доля всего 0,8%, нам иностранные инвестиции вообще-то нужны? 

— Нужны.

— Зачем?

— В связи с тем, что мы практически не развивались 30 лет; почти 30 лет мы стоим на месте, у нас сегодня ВВП примерно такой же, как был в 1990 году. То, что мы не развивались, стояли на месте, означает, что мы на 30 лет откатились. А весь мир ушел вперед. На сегодня мы технологически в связи с этим отстали просто, я не могу сказать «катастрофически», но колоссально. Для того чтобы быстро догнать мир, нам нужно обязательно воспользоваться всеми теми технологиями, которые мир за это время создал. Единственный вариант массированно воспользоваться этими технологиями — привлечь иностранные инвестиции в виде этих технологий.

— Владимир Андреевич, вы являетесь общественным уполномоченным по защите субъектов инвестиционной деятельности. Собственно говоря, вопрос вот какой. Какого рода защита нужна этим субъектам инвестиционной деятельности? Чем в этом вопросе может помочь, чем помогает Торгово-промышленная палата?

— Вы знаете, тут защита — «куда ни кинь, везде клин». В инвестиционной деятельности масса проблем. Есть две стороны баррикады: инвесторы и заемщики. Есть кредиторы, есть дебиторы. У каждого своя правда. К сожалению, неотработанность наших процедур в сфере инвестиционной деятельности приводит к тому, что проблем хватает как с той, так и с другой стороны. Там, где недобросовестный инвестор, он совершенно спокойно может через такое инвестиционное рейдерство забрать бизнес у инициатора проекта. Там, где недобросовестный инициатор проекта, он может забрать, естественно, деньги инвестора и никогда их не вернуть. Наше законодательство по инвестиционной деятельности с 1990-х годов крайне было несовершенно. Непонятно, почему до последнего времени мы не занимались изменением законодательства. Сейчас, слава Богу, идет процесс создания, формирования нового законодательства в сфере инвестиционной деятельности.

— Должен быть целый пакет законов?

— Да. Он касается даже таких специфических форм, как инвестиционное товарищество, например. Не могу не сказать в этой связи о проблеме, которая существует с проектным финансированием, она одна из главных. Фактически классического финансирования у нас в стране нет. У нас нет ни одного классического инвестиционного банка, все — кредитно-депозитные учреждения. В этой связи, учитывая, что нет специального законодательства по проектному финансированию, нет специальных институтов по проектному финансированию, все приводит к тому, что все изобретают какой-то наш национальный велосипед по проектному финансированию. Понятно, что, как правило, он не доходит до финиша.

— Чей опыт в этой ситуации лучше перенимать?

— Европа и Америка.

— Владимир Андреевич, деловой журнал «Инвест-Форсайт» до конца августа будет публиковать рейтинги инвестиционной активности регионов в отраслевом разрезе. Насколько необходимо губернаторам и их пресс-службам информировать не только население своего региона, но и федеральную власть о том, что у них в регионе происходит с инвестициями, с инновациями? Зачем это нужно?

— Во-первых, я хочу снять шляпу и поклониться «Инвест-Форсайту» за эти рейтинги. Слава Богу, появился объективный источник для оценки на самом деле регионов, отраслей. Я думаю, что дорастете и до оценки крупных предприятий. И, думаю, через какое-то время все будут ждать, когда же выйдут ваши рейтинги. Почему? По одной простой причине. Вы угадали один очень интересный тренд. Сегодня ведь кто рассказывает губернатору о том, насколько они хорошо смотрятся по тем или иным показателям?

— Своя пресс-служба.

— Да, своя пресс-служба. А вы теперь дали возможность губернатору взглянуть на самого себя в независимое зеркало и увидеть реальную картину. Я желаю вам удачи. Это замечательное дело, очень серьезная работа. И очень хотелось бы, чтобы вы никогда не учитывали какие-то субъективные мнения кого-то из объектов рейтингования.

Беседовал Тарас Фомченков

 

Источник: https://www.if24.ru/vladimir-gamza-interview/

 

 


Помощь
Наши проекты