Тел.: +7 (495) 708-32-81, (499) 245-02-13  •  E-mail: reclama@tpnews.ru

Влияние антироссийских санкций на международные операции коммерческих банков России: анализ на основе концепции риск / шанс снизить потери

A A= A+ 01.05.2019

Л. Н. Красавина, доктор экономических наук, профессор,

заслуженный деятель науки РФ, научный руководитель Института исследований

международных экономических отношений Финансового университета при Правительстве РФ 

Проблема влияния антироссийских санкций на внешнеэкономическую деятельность России стала одним из направлений анализа ее внешней политики. Это обусловлено непрерывным с ноября 2014  г. санкционным давлением США и вслед за ними Европейского союза. Эти санкции – результат геополитической напряженности, созданный негативной реакцией западных стран на независимую внешнюю политику России и ее стремление повысить национальную конкурентоспособность на мировом рынке. Взаимодействие санкционных и традиционных внешних и внутренних факторов риска потерь усилило их негативное воздействие на российскую экономику, банковскую систему, особенно на коммерческие банки и их клиентов, осуществляющих международные операции. Антироссийские санкции совпали с внезапным введением Банком России свободно плавающего курса рубля по настоятельной рекомендации МВФ, действующего с позиции «мягкой силы». В итоге рубль был девальвирован на 50% к доллару США и евро, так как Фонд запрещает регулярные прямые валютные интервенции центральных банков при этом режиме валютного курса. Появился не только шанс увеличения экспортной выручки, но и риск потерь российских импортеров, удорожания импортных товаров и роста рыночной инфляции. Антироссийские санкции в сочетании с другими факторами провоцировали снижение динамики ВВП России с 1,3% в 2013 г. до 0,6% в 2014 г., усиление ин-фляции с 6,5 до 15,4%, падение темпов роста реальных денежных доходов населения с 3,3 до 0,8% [1]. На международные операции коммерческих банков негативно повлиял отток иностранного капитала из экономики и банковской системы. Его доля в уставном капитале кредитных организаций, имеющих лицензию на банковские операции, снизилась до 13,44% на 01.01.2016 [2]. Санкции закрыли доступ России на мировой финансовый рынок и к другим внешним источникам ресурсов. Число системно значимых институтов ограничилось десятью, включая российские госбанки, иностранные и частные институты. Стремление некоторых банков приобрести этот статус вызвало необходимость усилить требования Банка России как финансового мегарегулятора к ним путем введения интегрированных показателей и контроля их соблюдения в течение трех лет, что сложно в условиях санкций. Особенность международных антироссийских санкций в отношении российских банков и крупных корпораций-экспортеров проявилась в своеобразном комплаенс-риске. Концентрация рисков чрезмерных и неэффективных внешних заимствований России сыграла свою роль при падении цен на основные экспортируемые товары – нефть, газ – на 35,5% в 2015  г.; 20,6% в 2016  г. Иностранные кредиторы требовали дополнительного обеспечения кредитов в связи с обесценением их залога, особенно при падении курса заложенных акций корпораций. Санкциям подверглось совместное предприятие – нефтеперерабатывающий завод российской компании Лукойл в Румынии, арестована собственность его дочерних компаний. Под давлением санкций оказались сеть АЭС в Прибалтике, подразделения российских банков на Украине [3]. За рубежом были блокированы активы банка «Россия» и Банка среднего и малого предпринимательства (СМП) [4]. Проявилась неэффективность использования иностранных инвестиций корпорациями  – низкая доля их вложений в основной капитал российских заемщиков (1–2% в 2005–2013 гг.; 3,4% в 2014 г.). Из типологии рисков международных операций коммерческих банков и их клиентов целесообразно выделить основные виды современных санкционных рисков (табл.1). Для оценки степени санкционных рисков международных операций коммерческих банков и их клиентов, а также и их потерь применяется концепция риск-менеджмента [7], которая включает оценку рыночного риска на основе сопоставления открытой позиции актива с прогнозом изменения его стоимости. При использовании концепции определения рисковой стоимости, известной как VaR, вводятся ограничения к расчету вероятных потерь с точки зрения банка и его клиентов как инвесторов в определенные активы. К таким ограничениям относятся: 1) величина их допустимых потерь на рынке; 2) вероятность соблюдения размера этих потерь инвестором (доверительный интервал), период, в течение которого банк или его клиент не превысят этот максимальный горизонт расчета. Обычно временной горизонт этого периода колеблется от одного до десяти дней, а вероятность риска потерь не превышает рисковую позицию с вероятностью от 95 до 99%. Значение VaR, равное 1 млн долл. США на 1 день, с вероятностью 95% означает, что потери инвестора в течение ближайших 24 часов не превысят эту сумму с вероятностью 95%. При оценке санкционного риска учитываются не только ограничения по методологии VaR, но и политика банков и их клиентов по управлению санкционными рисками международных операций. В условиях угрозы санкционных потерь ЦБ РФ ввел в 2015  г. антисанкционную модель банковской политики. Ее особенность и преимущество основаны на двух принципах. Во-первых, укрепление банковской системы на основе восстановления небольшого позитивного роста экономики на 1,5% в 2017 г. и 1,7% в 2018 г. Отметим некорректность трактовки ее состояния как депрессии, стагнации и рецидива – опоры только на экспорт нефти и газа без учета изменений в структуре экспорта за счет сельского хозяйства и других отраслей. Затраты почти 25% ВВП на преодоление кризиса и рост экономики способствовали укреплению и банковской системы1 . Во-вторых, приняты следующие антисанкционные меры по укреплению банков:

■ регулирование внешних заимствований взамен либеральной политики полугосударственных корпораций в целях снижения риска повторения долгового кризиса;

■ сокращение корпоративных долгосрочных инвестиций, включая зарубежные проекты;

■ введение нового метода обслуживания и оплаты внешнего долга клиентов коммерческих банков – нефинансовых компаний – по долгосрочным иностранным инвестициям. Большая часть этого долга была оформлена как внутрифирменная задолженность структурных подразделений, которую легче реструктурировать в форме рефинансирования и пролонгации в отличие от публичных долговых обязательств;

■ репатриация российских капиталов из офшорных юрисдикций. Применение нестандартных административных мер способствовало лишь частичному их возврату в Россию. Специалисты оценивают объем репатриации капиталов на основе косвенного показателя – увеличения кредитового сальдо статьи «ошибки и пропуски» платежного баланса России. Эти и другие меры способствовали снижению оттока валютных активов из банковской системы почти вдвое (с 60 млрд до 27 млрд долл. США в 2011– 2015 гг.) [8].

Парадоксально сочетание международных антироссийских санкций с введением странами G20 глобального банковского регулирования в целях снижения банковских кризисов, негативных последствий применения жестких базельских стандартов, сдерживающих возможности банковского кредитования национальной экономики. Однако Банк России ввел компенсационные меры по согласованию с Базельским комитетом банковского надзора в целях снижения требований этих стандартов достаточности банковских капиталов. В ответ на международные антироссийские санкции США и ЕС в России принят комплекс антисанкционных мер по снижению потерь банков Объектами антироссийских санкций стали банки и их клиенты, осуществляющие не только внутренние, но и международные операции. Это определило целевую установку антисанкционного менеджмента в первую очередь на укрепление банковской системы. В 2015  г. сформирован буфер резерва прочности капитала банков путем привлечения миллиарда рублей инвестиций в основном за счет госпрограммы докапитализации кредитных организаций и передачи государственных ценных бумаг крупным российским банкам. Увеличен объем банковских кредитов, включая валютные, крупным нефинансовым компаниям для снижения их потерь, вызванных закрытием для них доступа на мировой финансовый рынок. Усилен контроль Банком России как финансовым мегарегулятором соблюдения требований достаточности капитала банками в связи с риском снижения ими нормативов в 2016 г. Банк России систематически отзывает лицензии у кредитных организаций в целях санации банковской системы. Ассоциация российских банков (АРБ) предлагает при этом чаще предоставлять помощь таким небольшим банкам [9], но предлагаемые меры по предоставлению льгот будут сдерживать процесс укрепления банковской системы в целом и как антисанкционную меру. Банки, осуществляющие международные операции, применили неотложные антисанкционные меры: ■ предоставление кредитов в рублях своим клиентам-корпорациям, которые конвертируют их в инвалюту для своевременного погашения внешнего долга по эмитированным ими еврооблигациям;

■ проведение кредитной операции «бай-бэк» (buy-back)  – досрочного выкупа подешевевших еврооблигаций российским эмитентом (например, в 2015–2017 гг.). Это обеспечило экономию валютных ресурсов клиента банка, поскольку в мировой практике участники такой сделки с ценной бумагой (продавец и покупатель) применяют правило деления результата этой операции в соотношении 50:50;

■ выкуп еврооблигаций российскими банками снизил риск их несвоевременного погашения;

■ использование сделки РЕПО: Банк России осуществляет валютное рефинансирование, предоставляя валютный кредит коммерческому банку для оплаты внешнего долга банка (или его клиента) по еврооблигациям с последующим погашением банком-заемщиком долга Банку России. Для страхования рисков международных операций крупных коммерческих банков и их клиентов используются сделки: опцион, своп, форвард, фьючерс с разными активами. Валютные опционы используются для страхования риска изменения рыночного курса валюты сделки, в которой номинированы международные обязательства должника или импортера, путем купли или продажи опциона на эту валюту. Специфика страхования в форме опционной сделки состоит в предоставлении покупателю валютного опциона «пут» (put) права либо купить валюту, либо отказаться, но продавец обязан ее продать в случае выполнения операции. Опцион на продажу опциона «колл» (call) дает право его покупателю отказаться от продажи валюты или продать ее при реализации сделки. Наиболее распространены сделки валютного свопа, которые включают наличную сделку по покупке валюты (с исполнением на второй рабочий день после ее заключения) и контрсделку на определенный срок (до 5 лет). Разница в курсах по наличной и срочной сделкам определяет стоимость указанной операции

Характерно, что созданный в объединении БРИКС институт «Пул условных валютных резервов» (ПУВР) с капиталом 100 млрд долл. США предоставляет краткосрочные кредиты странам-членам в форме валютных свопов при краткосрочном ухудшении их платежного баланса или риске такого события. Для снижения риска санкционных потерь в международных расчетах используются взаимные расчеты в национальных валютах на основе межгосударственных соглашений. Их преимущества проявляются в экономии официальных валютных резервов стран, снижении зависимости результатов внешнеэкономической деятельности от состояния ведущих мировых валют – доллара и евро, преобладающих в международных расчетах. Риск при взаимных расчетах в национальных валютах зависит от выбора метода определения курсового соотношения валют двух стран. Использование непосредственной котировки в отличие от традиционного кросс-курса, основанного на посредничестве доллара США, снижает трансакционные издержки при конверсионных валютных операциях. Риск при урегулировании отрицательного сальдо взаимных расчетов возникает из-за отсутствия ликвидных средств для его погашения. Вероятен риск невозможности использования положительного сальдо расчетов в национальной валюте контрагента для покупки у него необходимых товаров, если страна предпочитает продать их за доллары США [10]. Для реализации шанса получить преимущества и снижения рисков потерь при взаимных расчетах в национальных валютах стран Евразийского экономического союза создан Интегрированный валютный рынок ЕАЭС на Московской Бирже. Из стран БРИКС Китай получил доступ китайского юаня к торгам на клиентском валютном рынке Московской Биржи через посредничество иностранного банка – участника валютных торгов и клиринга биржевого валютного рынка. Конверсионные сделки CNY/RUB и CNY/USD осуществляются на основе непосредственных котировок этих пар валют без кросс-курса с участием доллара США. Это снижает трансакционные издержки и риски китайского клиента. На основе Меморандума о взаимопонимании между Банком России и Народным банком Китая в 2016 г. создан расчетно-клиринговый центр по операциям в юанях и пул юаневой ликвидности для снижения риска ее нехватки для межгосударственных расчетов. Таким образом, проведенный анализ позволяет обосновать вывод о необходимости и возможности снижения рисков потерь, вызванных антироссийскими санкциями США и Европейского союза, на примере их влияния на международную деятельность коммерческих банков России. Это свидетельствует о преимуществе отраслевого подхода к изучению данной актуальной проблемы. 

Однако, на наш взгляд, некорректно на основе такого подхода (например, снижения внешней торговли России почти вдвое за краткий период 2014– 2015 гг.) формулировать методологический принцип оценки ущерба всей экономике России от санкций в результате ее качественной трансформации в таком же масштабе. Предложенные в статье системный подход к регулированию рисков и концепция риск/шанс для анализа влияния антироссийских санкций на международные операции российских банков позволя ют конкретнее оценить вероятность санкционных потерь кредитных организаций и возможность их снижения [12, 13]. Учитывая непрерывный характер антироссийских санкций, целесообразно разработать концепцию антисанкционного регулирования на базе риск-менеджмента. Ее надежной основой должны стать системная методология и принципы системного подхода к анализу антисанкционной политики, идеология защиты национальных интересов России в целях укрепления ее экономики и банковской системы.

Таблица 1

Виды санкционных рисков коммерческих банков России и их клиентов

Конкурентный риск – вероятность потери конкурентоспособности банками и их клиентами – резидентами и нерезидентами, осуществляющими внешнеэкономическую деятельность 
Страновой риск – при невыполнении иностранным контрагентом обязательств по международным операциям
Суверенный риск – опасность потерь российских банков и их клиентов при невыполнении ими условий сделки по государственным обязательствам России, приостановка платежа, реструктуризация долговых обязательств, дефолт
Рыночный риск – при неблагоприятном изменении рыночных условий международных операций
Риск условных обязательств должника, предусмотренных контрактом по международным сделкам – опасность потерь российского должника в условиях ухудшения его экономического и финансового положения, невыполнения должником требований иностранных контрагентов по этим дополнительным обязательствам
Риск глобализации банковского регулирования, введенного «Группой 20» в период мирового кризиса 2008–2009 гг., – вероятность недостаточности свободных ресурсов банков для развития экономики и внешнеэкономической деятельности в результате выполнения жестких банковских коэффициентов достаточности капитала, установленных Базельским комитетом банковского надзора (БКБН) для 28 стран-членов [5]. Для снижения потерь, связанных с этим риском, Банк России ввел компенсационные меры по снижению базельских коэффициентов, согласованные с БКБН в 2015 г.
Риск потерь государства и корпораций – эмитентов еврооблигаций в инвалюте при наступлении срока их погашения в условиях оттока за рубеж активов банков и их клиентов в мировых валютах, необходимых для выкупа этих ценных бумаг у иностранных держателей. Незначительный срок таких заимствований (до 5 лет) обусловил риск непогашения этого внешнего долга в связи с его концентрацией на небольшом отрезке времени при наступлении срока платежа
Репутационный риск в связи с нестабильностью деловой репутации российских банков и их клиентов
Рейтинговый риск при снижении рейтинга банка рейтинговым агентством – международным или российским
Поведенческий риск при иррациональных действиях банка и его клиентов в ожидании только негативных последствий антироссийских санкций

Список литературы

1. Социально-экономическое положение России. Федеральная служба государственной статистики 2018. URL:http//www.gks.ru.

2. Сухов М. И. Современная банковская система России: некоторые актуальные аспекты // Деньги и кредит. 2016. № 3.

3. Дочкам перекрыли капитал // КомерсантЪ. 27.03.2017.

4. От санкций пострадала российская экономика, а не «Россия» и СМП-банк // КомерсантЪ. 06.03.2015.

5. BIS 82nd Annual Report Basel 2012. 24.

6. Поздышев В. А. Результаты оценки банковского регулирования на соответствие базельским стандартам: итоги RCAP // Деньги и кредит. 2016. № 11.

7. Русанов Ю. Ю. Риски и шансы инвестиций и особенности их реализации в банковском менеджменте // Бизнес и банки. 2008. № 3.

8. Навой А. В. Адаптация платежного баланса Российской Федерации к внешним шокам в 2014–2017 гг. // Деньги и кредит. 2017. № 11.

9. Тосунян Г. А. К вопросу об укреплении банковского сектора в текущей экономической ситуации // Деньги и кредит. 2016. № 3.

10. Красавина Л. Н., Хомякова Л. И. Интернационализация российского рубля: тенденции и перспективы : монография. Брянск : изд. «Брянское СРП ВОГ». 2013.

11. Красавина Л. Н. Проблема обновления концептуальных основ регулирования внешнеэкономических рисков России в условиях интеграции в мировую экономику и членства в ВТО // Деньги и кредит. 2013. № 9.

12. Красавина Л. Н. Системный подход к регулированию внешнеэкономических рисков в условиях интеграции России в мировую экономику // Международная научно-практическая конференция «Системный анализ в экономике», 2014. Том 1. Под общей редакцией чл.-корр. РАН Г. Б. Клейнера. М. : ЦЭМИ РАН. 2015.

13. Красавина Л. Н. Политика регулирования внешнеэкономических рисков // Внешнеэкономическая политика России в условиях глобальных рисков : монография под ред. А. А. Ткаченко. М. : КУРС. 2018. Гл. 6.

14. Сторчак С. А. Условные обязательства – 2, или Очерки финансовой дипломатии : монография / 2-е изд. М. : «Зебра». 2012.


Наши проекты